Статья написана для Facebook-страницы Телеканала 16/12, опубликована 30 июня 2014 года

Недавно произошло два, казалось бы, не связанных между собой события.

Первым привлекшим наше внимание событием стала статья в газете «Известие» о том, что рак, от которого умер бывший глава Роскосмоса Поповкин, стал результатом воздействия на него паров гептила после крушения ракеты-носителя Протон 2 июля 2013 года над Байконуром. Поповкин стал свидетелем катастрофы ракеты из наблюдательного бункера и как только сообщили, что атмосфера в районе падения Протона безопасна, отправился туда, якобы не одев средств защиты, потому что «осознавал личную ответственность за произошедшее и просто не думал в тот момент о защите». Вероятно, это просто придумано, чтобы придать героический образ одному из виновников развала российской космической отрасли, но такова официальная версия: гептил страшный яд, и даже в случае, если датчики показывают безопасность, можно получить отравление, которое ведёт к скоротечному летальному раку.

Вторым событием стало заявление главы Казкосмоса Мусабаева, что Казахстан ведет переговоры с Китаем о полете в космос казахстанца: «Раз у нас не получается с Россией запустить космонавта, может быть, мы запустим в Китае нашего специалиста».

10501763_317344091765213_6981532874668198645_n

То есть Россия может загрязнять Казахстан гептилом, запуская свои ракеты с его территории, а отправить в космос казахстанца не может. То есть Казахстан, на чьей территории находится крупнейший и старейший космодром в мире, вынужден просить у других стран разрешить ему участвовать в космических проектах.

Само это уже диагноз не только казахстанской космонавтике, но и самому Казахстану, казахстанской власти, казахстанской государственности, казахстанской независимости, и международной роле Казахстана, а также той роли, что играет лично президент Казахстана на мировой арене. Оказывается, Россия с Казахстаном не считается даже на его территории. Но давайте поговорим не о том, как всё плохо – в каком колониальном болоте застрял Казахстан благодаря Назарбаеву, это и так понятно. А о том, как Казахстан мог бы использовать свой потенциал, если бы в нем появилось умное и амбициозное руководство, чтобы вместо того, чтобы гробить свою природу и здоровье своего народа, на равных участвовать в освоении космического пространства. Для этого надо вначале понять, в каком сейчас состоянии находится космонавтика в мире, и на что, соответственно, есть спрос.

Две самых заметных тенденции развития космонавтики на сегодняшний день: это появление космических амбиций у стран, которые ранее не участвовали в освоение космоса, а поэтому для того, чтоб наверстать отставания от лидеров, заинтересованы в сотрудничестве с теми странами, у которых есть либо космические технологии, либо космическая инфраструктура; и приход в космическую отрасль частного бизнеса, который заинтересован в максимальной эффективности реализуемых проектов, а поэтому всячески старается сократить издержки.

Начать обзор, конечно, надо с Китая, чтобы понять, что может Казахстан предложить ему в космической сфере, насколько реальны слова Мусабаева о том, что китайцы готовы отправить в космос «нашего специалиста».

Китай

10372264_317357571763865_2264750834848412016_n

Нужен ли Китаю наш космодром? Нет. У Китая три собственных космодрома: Цзюцюань, Сичан и Тайюань, строится четвертый – Вэньчан. Понятно, что китайские космодромы ближе к экватору, а поэтому запуски ракет на них обходятся дешевле. Но важно даже не это. На космодроме Сичан запускаются иностранные спутники, так что он конкурент Байконура на международном рынке. У Китая полный космический технологический цикл, он всё делает сам. Сам запускает со своих космодромов спутники своего производства собственными ракетами. На собственных ракетах отправляет своих космонавтов на собственную орбитальную станцию. С помощью собственного космического корабля отправил на Луну луноход собственного производства. У Китая даже есть своя спутниковая навигационная система – аналог GPS и ГЛОНАСС, правда, региональная, а не глобальная. Само собой, продает другим странам спутники китайского производства.

Есть ли что, кроме космодрома, что мог бы предложить Казахстан на рынке космических услуг? Нет. Своей космической программы у Казахстана фактически нет, ракет не производит, спутников не делает. (Отключившийся KazSat-1 сделан российским производителем ракет (!) Центром имени Хруничева, KazSat-2 сделан им же, в нем ВООБЩЕ нет казахстанских комплектующих – вся аппаратура российских и французских производителей, KazSat-3 сделан другим российским производителем, на этот раз хотя бы профильным – создающим спутники, оборудование на нем итальянское). Поэтому никакими космическими технологиями, который Казахстан мог бы поставить на экспорт, он не владеет. Казахстану нечего предложить Китаю в космической сфере.

Так ради чего им отправлять на орбиту нашего космонавта, если это вообще правда? Очевидно, это какие-то политические соображения, вот только нам не говорят какие. До сих пор была информация только о намерениях отравить на китайскую орбитальную станцию космонавтов из Нигерии и Шри-Ланки. Очевидно, что Китай будет оправлять на свою станцию либо по советскому принципу из стран-сателлитов, либо, как сейчас Россия на МКС, за деньги, но, возможно, за меньшую цену, поэтому и фигурируют развивающиеся страны. Учитывая прагматичность китайцев, второе кажется более вероятным, да и Китай не пытается создать мировую систему из зависимых от него стран.

Это не Россия, которой Казахстан может сказать, больше вы не будете запускать ракеты на гептиле, и Россия ничто не сможет на это возразить. Нам нет дел до проблем России, мы не зарабатываем на запусках Протонов-М, мы получаем деньги только за аренду космодрома, а поэтому ничего не потеряем. А вот потребовать от России отправить нашего космонавта на МКС можем, или иначе не будет запусков с Байконура. Казахстан за аренду получает не так много денег, чтобы так за них цепляться, хватит спонсировать российских космический бизнес, если не имеем доли в его прибыли, то хотя бы могли получать политические дивиденды, в виде нашего космонавта на МКС.

А теперь переходим к странам, которые для нас представляют интерес.

Бразилия

10372757_317366785096277_7618938542139044040_n

Бразилия одной из последних вступила в космическую гонку, но имеет амбициозную космическую программу. К сожалению, Казахстану тоже нечего предложить Бразилии, у неё есть свой космодром – Алкантара, причем с лучшем в мире расположением, очень близко от экватора. Лучше только у плавучей платформы Морской старт, пришвартованной у острова Рождества (Кирибати) в Тихом океане, прямо на экваторе, но понятно, что морская платформа не в состоянии полноценно конкурировать с сухопутным космодромом. Пожалуй, единственный момент, который стоит отметить, это то, что бразильцы развивают свою космическую программу вместе с Украиной и Израилем. С Украиной у Бразилии крупный контракт на создание совместного предприятия по коммерческим запускам иностранных спутников украинской ракетой Циклон-4, эта ракета специально разрабатывается под этот проект. (Кстати, с Морского старта запускаются тоже украинские ракеты – Зенит-3SL). С Израилем подписан договор на запуск израильских ракет Шавит, которые используются для нужд самого Израиля. Почему Израилю, у которого есть собственный космодром, понадобился бразильский космодром, будет сказано ниже.

Почему мы говорим о Бразилии? Потому что эта страна могла бы быть примером для Казахстана. Не имея полноценной космической отрасли, Бразилия старается выйти на рынок услуг по запуску ракет, конечно, этой стране помогает география, но зато Казахстану не надо строить космодром, он уже есть.

Украина

10372281_317373611762261_2484896695008270182_n

Украину сложно причислить к новичкам космической гонки, в ней ракеты начали производить ещё до того, как их начали запускать в космос. На данный момент Украина один из основных производителей ракетной техники в мире. Ракет украинского производства запускается в космос почти в два раза больше, чем ракет японского или индийского производства. Но статус космической державы для Украины, всё-таки, стоит отчитывать с 1995 года, когда она вывела на космическую орбиту собственный спутник собственной ракетой, сделано это было с российского космодрома Плесецк. Украинская ракета-носитель Днепр 21 ноября 2013 года поставила мировой рекорд, выведя на орбиту 33 спутника, осуществлено это было с космодрома Ясный (Россия, Оренбургская область). Да, Украина единственная космическая держава в мире, у которой нет собственного космодрома, из-за этого космические услуги она вынуждена предоставлять в кооперации с другими странами, прежде всего, с Россией. Космодром Ясный специально для этого и используется.

Но, как Вы знаете, Украина в связи с агрессией со стороны России объявила о прекращение военного сотрудничества с Российской Федерацией. А это означает, что будет свернуто и сотрудничество в ракетной сфере.

Главная слабая сторона украинского ракетостроения это, конечно, зависимость от российских поставщиков, как в случае с ракетой-носителем Зенит, Россия поставляет большинство комплектующих для неё, включая кислородно-керосиновые двигатели. Использование советского военного наследия, как в случае с Днепром, которые создаются из утилизируемых, подлежащих уничтожению по советско-американскому договору о сокращении наступательных вооружений, межконтинентальных баллистических ракет РС-20, то есть тоже зависимость от России, которая поставляет эти ракеты в качестве сырья, военное наследие также проявляется в гептиловых двигателях у этих ракет. В случае с ракетой-носителем Циклон та же проблема с военным наследием, их прототипом является  межконтинентальная баллистическая ракета Р-36орб, также гептиловый двигатель.

Для решения этих проблем украинцы разрабатывают на базе Зенита и Циклона ракету-носитель Маяк. Понятно, что наземное оборудование для осуществления запусков также должно быть родом из СССР. А какой тогда космодром, если не российский? Ответ очевиден – Байконур. Зениты запускаются с двух площадок: с Морского старта, которым владеет Россия, и с Байконура. Циклоны стартуют с российского космодрома Плесецк, и также с Байконура.

Украина очевидный партнер для Казахстана. Потому что вряд ли она захочет, после разрыва сотрудничества с Россией,  довольствоваться ролью только поставщика комплектующих для европейских и американских ракет, что ей останется, из ныне оказываемых ею ракетных услуг, если ей неоткуда будет запускать свои ракеты. Потому что стартовые площадки для Циклонов-4 на бразильском космодроме Алкантара только строятся, тогда как стартовые площадки для украинских ракет на Байконуре уже есть. За основу сотрудничества с Украиной могла бы быть взята схема сотрудничества Украины с Бразилией. Одна страна предоставляет ракеты, другая космодром – прибыль от продажи услуг по запускам делятся.

Южная Корея

10383574_317385725094383_4547134671594767155_n

А вот примером того, как в космонавтике надо сотрудничать с Россией, является Южная Корея. И раньше самой России запустила ракету на основе разрабатываемой Россией ракеты-носителя Ангара. И отправила на МКС своего космонавта российским кораблем. Правда, запущенный 30 января 2013 года корейской ракетой исследовательский спутник весит всего 100 килограммов, но первый испытательный полет Ангары 27 июня 2014 года после многократных переносов даты запуска не состоялся, отменили его и 28 июня. А полет на МКС обошёлся Южной Кореи, как говорят, в 20 миллионов долларов, ну так ведь Россия по отношению к Корее выступает чисто как продавец услуг, а услуги эти были оказаны с помощью Казахстана, который для запуска российского корабля предоставил Байконур.

История с Ангарой здесь упомянута не случайно. Во-первых, ракета-носитель Ангара, горючим в которой являются кислород и керосин, должна прийти на смену гептиловым Протонам-М. Во-вторых, казахстанский космический ракетный комплекс Байтерек, который должен был быть создан на основе ракеты-носителя Ангара, так и не начал создаваться. 9 июля 2013 года, почти через 9 лет после подписания договора о создании Байтерека на основе Ангары, Казахстан и Россия решили, что его надо делать на основе украинского ракеты-носителя Зенит. И до сих пор в этом вопросе нет никакой определенности. А корейцы уже ракету запустили.

Похоже, в России не очень заинтересованы в отказе от Протонов, она хочет вычерпать эту чашу до дна, максимально поимев с Протонов возможные деньги, а Ангару оставить своим космодромам в качестве конкурентного преимущества перед Байконуром. Ну а в Казахстане нет нормального менеджмента в космической сфере, ну и желания и способности отстаивать национальные интересы, чтобы настоять на этом.

Израиль

10464414_317492108417078_2452432847248896384_n

Конечно, самый эффективный менеджмент в космической отрасли в Израиле, бюджет его космической программы меньше не только бюджета любой другой из космических держав, но даже стран, которые пока не сумели стать космическими державами, хотя в космическую гонку вступили раньше Израиля. У Израиля есть собственный космодром Пальмахим для запуска собственных ракет с собственными спутниками, но хотя Пальмахаим ближе к экватору, чем Байконур, тяжёлые спутники он запускает с чужих космодромов, в том числе с Байконура. Дело в том, что Израиль, чтобы избежать пролета своих ракет над арабскими странами, вынужден запускать их в западном направлении, то есть в направление противоположном вращению Земли, что снижает эффективность запусков, также как и удаленность от экватора. А учитывая, что израильские ракеты не обладают большой мощностью, он вынужден прибегать к услугам других стран.

Примечательно, что израильские спутники запускались с Байконура как российским Протоном-М, так и украинским Зенитом-3SLБ. Причем запуск израильского спутника Амос-3 в 2008 году был первым запуском ракеты Зенит-3SLБ с Байконура, а Амос-4 в 2013 году последний по хронологии и самый тяжелый запущенный этой ракетой спутник с Байконура. Все 5 запусков Зенита-3SLБ с Байконура были успешными.

Морской старт

10406932_317399891759633_5845893520788786175_n

Запуски Зенита-3SLБ с Байконура именуются Наземным стартом, и являются дочерним проектом Морского старта. Проект Морской старт в целом, можно считать, провальным, но это яркий пример того, что космодромы вовсе необязательно должны быть под юрисдикцией какой-то страны, это может быть и международный  частный проект. Акционерами Морского старта являются компании, а не государства, хотя понятно, что участие Корпорации «Энергия» санкционировано российским правительством (деньги на участие в проекте были получены от государства или под гарантии государства), также и как то, что она взяла под полный контроль этот проект после его банкротства. Но в самой Корпорации «Энергия» государству принадлежит менее 39%, Боинг, которому первоначально принадлежала ведущая роль в проекте, полностью частная корпорация. Так что это всё-таки частный проект.

Казахстан мог бы предложить Украине на базе Байконура и украинских ракет-носителей Зенит-3SLБ (а в последствие ракеты-носителя Маяк) создать партнерство типа Наземного старта, но уже без российского участия, также в партнерство можно было бы пригласить и других участников, к примеру, тот же Боинг. Можно не сомневаться, что Израиль и дальше будет обращаться к услугам Байконура, если он обеспечит конкурентные с бразильским космодромом Алкантара цены. Серьезная проблема всех таких проектов это то, что  Казахстан не хочет вкладывать денег в модернизацию стартовых комплексов и вообще наземной инфраструктуры, а у Украины может не оказаться на это денег.

Израиль с его мизерным космическим бюджетом стать инвестором не сможет, возможно, был бы смысл его пригласить в качестве оператора проекта, но это может быть не выгодно с экономической стороны, произойдет конфликт интересов, клиент станет продавцом услуг.

Тайвань

10441231_317442348422054_5483810967788586907_n

Также в качестве участников проекта стоило бы пригласить Тайвань, как одну из ведущих (если не просто ведущую) технологических держав мира. Своя космическая программа у Тайваня есть, есть спутники, есть ракетная программа, подробности которой не раскрываются, есть космодром, но тайванские спутники запускаются с помощью американцев. Очевидно, главная проблема для Тайваня это не нежелания расходовать большие деньги на создание «настоящего» космодрома, и не нехватка земли под его строительство, а боязнь спровоцировать Китай, который строительство большого ракетного комплекса может воспринять как военную угрозу для себя. Поэтому, вполне возможно, что Тайвань хотел бы иметь космодром вне собственной территории, вдали от Китая. Но, по какой-то причине, Тайвань, хоть и является очень богатым государством (6 место по золотовалютным резервам в мире на данный момент), больших денег на космическую программу не тратит, поэтому он может не захотеть вступать в какое-либо серьезное космическое партнерство.

Канада

10314701_317463245086631_6493137668270883083_n

А вот кто тратит серьезные деньги на космос, так это Канада. Правда, её нельзя назвать новичком в космической гонке, Канада стала третей после СССР и США страной в мире, которая сконструировала собственный спутник, но запустили его в 1962 году с американского космодрома американской ракетой. С тех пор развитие космонавтики в Канаде продолжается по этой же схеме. Не имея космодрома и не имея собственных ракет, способных вывести спутники на космическую орбиту (в Канаде создаются только, так называемые, метеорологические ракеты, для исследования верхних слоев атмосферы) Канада имеет космический бюджет больше, чем у Великобритании, Украины и Бразилии.

Очевидно, по географическим причинам, слишком далеко от экватора, Канада не собирается строить полноценный космодром, изучается возможность строительства космодрома только для запуска микроспутников. Все удаленные от экватора космодромы первоначально были военными объектами, а Канада ни с кем воевать не собиралась, и нападений на себя не боялась, поэтому инфраструктуру для запуска ракет и слежения за ракетами не создавала. А вот свои полноценные ракеты-носители в Канаде хотят создать, тем более опыт в создании некосмических ракет у Канады огромный – метеорологических ракет Black Brant с 1959 года было запущено порядка 800. Но пока на космической программе Канады зарабатывает в основном НАСА. Также кроме американских, Канада использует российские и индийские ракеты и космодромы. Запускался канадский спутник российской ракетой и с Байконура.

У Канады ярко выраженная имиджевая составляющая космической программы, 9 её космонавтов участвовали в 16 космических экспедициях, сначала НАСА, а потом в международных – на МКС, на данный момент в её отряде космонавтов 8 человек. Также Канада имеет очень серьезную научную космическую программу, её основные сферы интереса метеорология и астрофизика. То есть её космическая программа не носит прагматический характер, и канадцы очень ориентированы на международное сотрудничество. Очевидно, что это как раз наш клиент, главное придумать, чем его заинтересовать. Страна, которая тратит столько денег на космос, должна быть заинтересована иметь космодром постоянного базирования. Как нам убедить канадцев выбрать в качестве такого космодрома Байконур? Через украинцев, в Канаде очень влиятельная украинская община, фактически Канада это главный союзник Украины в мире. Если мы затащим в свой проект украинцев, то они затащат канадцев. Но почему канадцы должны выбрать вместо существующего украинско-бразильского проекта на Алкантара по запусков Циклонов-4 украино-казахстанский на Байконуре по запуску Зенитов-3SLБ (а в последствии Маяков)? Потому что канадцы слишком щепетильны в вопросах экологии, чтобы расходовать деньги налогоплательщиков на запуски спутников гептиловыми ракетами. Так что экологически чистые ракеты это ещё и конкурентное преимущество.

Но все эти рассуждения из вчерашнего дня. Теперь лидером в космических технологиях является вовсе не какая-то страна, а частная компания.

SpaceX

10365386_317468275086128_4755150100835238701_o

SpaceX творит какие-то совершенно фантастические вещи, а планы у неё ещё невероятнее.

Все, кто видел видео испытания ракеты F9R (Falcon 9 v1.1 (R), «R» значит reusable — многоразовая), были потрясены, настолько, что некоторые не могли поверить в то, что видео настоящие. Сначала ракета взлетела на километр вверх, потом используя тот же самый ракетный двигатель для торможения села на туже самую стартовую площадку.

И это не просто демонстрация технологических возможностей – это вызов всему рынку услуг по запуску космических аппаратов. Возможность приземления сделана для того, чтоб первая ступень ракеты после того как выведет остальной аппарат на нужную высоту, могла бы вернуться на стартовую площадку, чтобы её можно было бы использовать повторно, что ведет к удешевлению отдельных запусков. В этом случае гептиловый Протон-М становиться неконкурентоспособным в сравнении с работающим на керосине и кислороде Falcon 9 v1.1 (R) при выведении спутников на геопереходную орбиту.

Но SpaceX не хочет быть банальным игроком на рынке запусков спутников в космос. Компанией для осуществления марсианской миссии разрабатывается сверхтяжелая ракета Falcon Heavy, которая если она будет использоваться для обычных коммерческих запусков, обрушит цены на запуски на геопереходную орбиту, и станет самым дешевым транспортом для вывода спутников на низкую опорную орбиту.

Можно, конечно, с сомнением относиться к планам SpaceX, но это компания уже доказала свою состоятельность. Созданный ей космический корабль Dragon, запущенный на орбиту ракетой Falcon 9 v1.0, успешно доставил груз на МКС, и что, может быть, ещё более важно, успешно вернулся на Землю. На данный момент Dragon является единственным действующим космическим грузовиком, способным вернуться на Землю, причем его уникальность заключается в том, что он на Землю возвращается вместе со всем оборудованием, то есть пригоден к повторному использованию. Последний канадский спутник также запущен ракетой компании SpaceX — Falcon 9 v1.1. Так что SpaceX уже крепко встала на коммерческие рельсы.

Virgin Galactic

10453447_317471235085832_228928354666124854_n

Другой частной компанией доказавшей, что частная инициатива способна на то, на что неспособно государство, стала Virgin Galactic. Сейчас это компания тестирует космолёт, созданный для туристических прогулок на околоземную орбиту. Базироваться он будет в недавно открытом частном космодроме Космопорт «Америка». Но также Virgin Galactic собираются доставлять на космическую орбиту легкие спутники.

Байконур — это наш билет в будущее

10340071_317486871750935_7680667882559554204_n

О чем всё это говорит? Либо вы создаете комфортные условия для частного бизнеса, либо частные компании вас прогонят с рынка. Мы присутствуем пока только при рождении частной космонавтики, дальше конкуренция станет выше, а цены ниже. Понятно, что на данный момент частные космические компании могут подняться только в тех странах, где до этого государствами уже был создан космический потенциал. США стали первой такой страной, потому что там государство всячески помогает развитию частной космонавтике, максимально либерализовано законодательство в этой сфере, государства дает щедрые контракты частным компаниям, согласовывает с ними свои планы, подстраивается под их темп ввода в строй новой техники. Второй такой страной вполне может стать Казахстана, у Казахстана нет таких денег, чтобы оплачивать участие частных компаний в масштабных космических проектах, да у него пока нет и самих проектов, но у Казахстана есть то, чего больше нет ни у кого – Байконур – крупнейший на Земле космодром.

Космодром Байконур вместе с городом Байконур должны стать свободной экономической зоной для технологического бизнеса. В этом случае Байконур станет основным местом базирования в мире для большинства компаний, работающих в космической и смежной с нею отраслях.

К примеру, компания Google, которая приступила к реализации очень амбициозной космической программы – она предполагает для предоставления доступа к Интернету по всему миру запустить 180 микроспутников на низкую орбиту за 1 миллиард долларов. Эксперты говорят, что в реальности Google на это потребуется 2-3 миллиарда долларов, но они исходят из цен, которые сложились на данный момент, без инновационного подхода по сокращению издержек и повышению эффективности запусков, который предлагают частные компании. Если предложить Google льготные услуги в обмен на постоянную работу на космодроме, то мы на Байконур затащим и все компании, которые будут работать с Google. А в Google к космосу испытывают настоящую страсть. Не только потому, что используют спутники уже сейчас для сбора информации для своего картографического сервиса. (Раньше Google только покупал снимки Земли из космоса, теперь он купил целую компанию, которая этим занимается). Но и потому что учредил премию для частных компаний по отправке собственного аппарата на Луну. Если мы сейчас заполучил Google, то получим большого партнера на десятилетия вперед.

Инфраструктура космодрома должна стать доступна всем желающим, должна быть установлена открытая процедура предоставления пусковых услуг. Нужно предусмотреть возможность предоставлять в долгосрочную аренду частным компаниям территории для создания ими собственной инфраструктуры на космодроме Байконур. Нужно прописать четкие правила, на основании которых эксплуатируется инфраструктура космодрома, чтобы эксплуатант нес ответственность за сохранность инфраструктуры не только в рабочем состоянии, но и за его поддержание в актуальном состоянии – его модернизацию, чтоб не оказалось, что после завершения контракта, от объекта остались одни руины. Нужно предусмотреть возможность безвозмездной передачи в аренду космическим организациям невостребованных объектов космической инфраструктуры при условии соблюдения определенных обязательств эксплуатантом.

Вкладом со стороны государства в развитие проекта международного космического кластера на Байконуре могло бы стать создание в городе Байконур Космического университета для подготовки ученых в области космических наук и специалистов в космических профессиях, и технопарк при нем. Очевидно, что в случае нормальной работы космодрома, проблемы с преподавателями и с производственной практикой у этого университета не будет.

И в заключение о гептиле

Часто приходиться слышать, что альтернативы гептилу нет, типа это лучшее топливо, всё остальное использовать невыгодно. Это враньё. Из десяти самых тяжелых ракет, которые когда-либо были запущены с Земли, только Протон-М использует гептил. На данный момент с Байконура запускаются ракеты-носители Зенит, главная рабочая лошадка космонавтики Союз, на которой космонавты летают на МКС, тоже работают на керосине и кислороде. Основная американская ракета Atlas V использует в ускорителе твердое топливо, в первой ступени керосин и кислород, во второй ступени жидкий водород и кислород. В мире запускается очень много ракет на твердом топливе. Гептил пришел из сферы военных ракет. Но ракетные войска в России переходят на твердое топливо, потому что ракеты на жидком топливе имеют меньший ресурс, быстрее приходят в негодность, их сложнее обслуживать, а главное, потому что они опаснее. В США ракетные войска давно перешли на ракеты с твердотопливными двигателями, поэтому там сейчас много гражданских ракет на твердом топливе.

Вы не задумывались, почему американцы не запускают ракет на гептиле? А Вы бы стали использовать в своей машине топливо, которое в случае утечки привело бы к Вашей смерти? Вот и американцы не хотят, потому что для них их страна это их дом. А для Кремля всё, что за пределами Московской области, колония – в Кремле плевать на то, как там живут люди, чем они болеют, от чего умирают.  Вопрос в другом. Почему в Акорде позволяют относиться к Казахстану как к колонии?

Выбирая между сотрудничеством с Россией и Китаем в космической сфере, Казахстан сам себя загоняет в угол. Потому что равным партнером ни с Россией, ни с Китаем он быть не может – это две самодостаточные в космонавтике страны. Они неизбежно будут диктовать условия, потому что в любой момент смогут разорвать отношения с Казахстаном, уйдя на свои космодромы. Пора уже Казахстану перестать барахтаться в невесомости между двумя империями, и твердо встать на свою землю – землю космодрома Байконур.

https://www.facebook.com/notes/317328601766762

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s