Я видел животный страх:
Страх огня, страх высоты,
И мне этот ужас гораздо понятней
Страха, которым болеешь ты.
Боязнь потерять тёплое место,
Сытую жизнь, перспективную работу,
Молиться Богу и просить богатства —
Всё это вызывает только рвоту.

Тот, у кого есть мозги и руки,
Никогда не пропадёт от голода и скуки,
Никогда не станет рабом чужой воли,
Ведь это страшнее голода и боли.
Он не станет рабом судьбы.
Вещей, системы — ничего не надо.
Иисус был революционер,
А все, кто не понял, до сих пор хотят яду.

Если твоё сердце тащит тебя за собой
Далеко…
<…>
Падать не больно — вставать легко.

Lumen «Далеко»

Я не буду комментировать процессы над Ходорковским и Джакишевым, потому что комментировать там нечего. Любому вменяемому человеку ясно, что это заказные политически мотивированные дела.

Первый раз  Ходорковского судили за то, что в соответствие с федеральным законом ЮКОС заключал договора с регионами, где работал, и часть денег заработанных в регионе в этот же регион и инвестировал в строительство общественной инфраструктуры, а не передавал полностью в федеральный бюджет. Объекты есть, претензий о разворовывании или разбазаривании денег  нет. То есть это, возможно, впервые в мировой истории случай, когда человека осудили не за нарушение закона (даже надуманное), а за его исполнение. Другие сырьевые компании, действующие в соответствие с этим законом, никак не пострадали. Теперь его судят за то, что он украл всю нефть у своей компании. Но объяснить, как можно украсть что-либо у себя, прокуроры не в состоянии, также как объяснить, когда произошла кража, если нефть была продана потребителям, с этого выплачены зарплаты работникам компании, налоги в бюджеты разных уровней и дивиденды акционерам.

В случае же с Джакишевым всё покрыто мраком, потому что всё дело засекречено, и неизвестно конкретно за что его судили. Очевидно, это сделано, потому что все действия в стратегической отрасли, которой он руководил, визировались министром минеральных ресурсов, премьер-министром и президентом. И если Джакишев в чем-то обвинялся, то, если не рядом с ним на скамье подсудимых, то, по крайней мере, в качестве свидетелей, они должны были быть вызваны в суд, но они почему-то не были вызваны. Дополнительный абсурд этому делу придает то, что вмести с Джакишевым осужден его телохранитель, который никоим образом не мог быть посвящен в дела многомиллиардной индустрией. Очевидно, телохранитель был осужден только за то, что не предал своего шефа. Но я собираюсь говорить не об этих постановочных фарсах, а об историческом значении происходящего.

Исторический контекст

То через что развитые страны прошли столетия назад ещё предстоит сделать на большей части бывшего СССР. Как в Казахстане, так и в России наличествует феодальная экономическая система, отличительной чертой которой является незащищенность частной собственности – права короля и местных феодалов отнимать собственность у подданных, отсюда и соответствующая политическая система, подчиненность судов королю и феодалам и декоративность парламентов.

Но если в России в 90-ые годы 20-ого века была предпринята попытка построить современное общество, которая закончилась реставрацией в нулевые годы 21-ого века феодальной системы в её чистейшем виде. То в Казахстане пошли по пути других неразвитых стран, пустили инвесторов из капиталистических стран, а систему внутри страны оставили в неприкосновенности. Как результат, когда в более продвинутой России бизнес-лидер замахнулся на политическую власть, то правящий класс феодального общества, руководствуясь инстинктом самосохранения, отправила его в тюрьму. В Казахстане же бизнес-лидер оказался в тюрьме, когда помешал иностранному бизнесу, близкому к правящему режиму. Близкому в том смысле, что контролируется правящим режимом в соседней стране, на чью поддержку привык опираться Нурсултан Назарбаев. В обеих странах причина того, что феодальные силы пока подавляют капиталистические силы, одинакова, причем она та же, из-за которой была обречена на провал попытка буржуазной революции в феврале 1917 в Российской Империи, малая представительность капиталистического класса – буржуазии.

При всей разнице между Михаилом Ходорковским, который был самостоятельным экономическим и политическим игроком, и Мухтаром Джакишевым, который был управляющим государственной компании, их роднит не только то, что они были самыми успешными бизнес-лидерами в своих странах, но и то, что оба решили не покидать свои страны, когда режимы решили с ними расправиться, что обоих сделало символами борьбы за новое общество, которое они уже строили своей деятельностью. О том насколько их борьба обречена на победу или поражение я и хочу поразмышлять в этой статью.

Личности. Почему именно они стали лидерами

Есть в биографии Мухтара Джакишева один такой забавный факт. Вначале 90-ых Мухтара, как выдающегося ученого-криминалиста, который с коллегами по МИФИ изобрел портативный лазерный детектор скрытых следов преступлений, приглашают работать в ФБР, перед этим он уже успел поучаствовать в раскрытие политического убийства 15-летней давности в Атлантик-Сити и прочитать лекции в университете в Род-Айленде. Но Джакишев выбрал нетипичный для тех времен путь, он в 93-ем году вернулся из Америки в Казахстан. Спустя чуть более чем полтора десятилетия это выбор приведет его в СИЗО КНБ, по другую сторону спецслужб.

Путь Ходорковского в застенки охранки был другим, но ключевые моменты совпадают. Тоже техническое образование, тоже необычное – химик-взрывотехник (говорят, именно обращение с взрывчатыми веществами сделали его очень аккуратным, для криминалиста аккуратность тоже главное качество), оба лучшие в своем выпуске, и оба отказываются от благополучных карьер ради бизнеса. Обоим очень повезло со знакомствами в жизни – оба могли стать ключевыми фигурами в системах, но оба начали диктовать системам свои правила – ломать системы, чего системы не простили.

Когда пытаются плюнуть в сторону Ходорковского, вспоминают, что он был комсомольским функционером, и, дескать, весь его бизнес построен на базе комсомольских материальных и политических капиталов. Только вот всё в его карьере не сходиться, и неблатной ВУЗ (потому что неблатные родители), и работа плотником одновременно с учебой, да и приход в Комсомол нетипичный, а в качестве руководителя стройотрядов, который в зимние каникулы ездил в Сибирь, чтобы договорится о работе летом – менеджер, что ещё скажешь. Да и выбор работы в Комсомоле произошел из-за того, что ему, как еврею, а значит потенциальному эмигранту, которому нельзя доверять госсекреты, отказали в приеме в «почтовый ящик», который он сам выбрал, как лучший выпускник курса. Так что то, что он в Комсомоле замутил бизнес это не от того, что была возможность, а оттого, что только делом и хотел заниматься.

Когда Мухтар Джакишев вернулся в Казахстан он ни пошел на госслужбу, ни устроился в нацкомпанию, как делали на его месте большинство будущих казахстанских богачей, он устроился работать в частную компанию «Бутя», и там себе сделал имя. Поэтому нет ничего удивительно, что во времена Кажегельдина, когда стали приглашать эффективных менеджеров из частного сектора, он становится руководителем «АлауТрансГаз», превратив компанию из убыточной в прибыльную, что потом сделал из с «КазАтомПромом». Причем, когда говорят, что он просто угадал, что цены на уран будут расти, и что он сделал единственную в Казахстане компанию мирового уровня, просто наращивая объемы добычи, забывают, что до него Казахстан не имел право самостоятельно торговать ураном, он для Казахстана выбил это право. Но, впрочем, теперь это уже неважно, Казахстан предпочел отказаться от этого завоевания Джакишева. Также как «КазАтомПромом» не будет развивать высокотехнологичную составляющую в своем бизнесе – сырьевому придатку это не к чему.

ЮКОС (Ходорковский)

ЮКОС тоже называли самой высокотехнологичной компанией России. Но страсть к технологиям у Ходорковского была даже сильнее, чем желание сделать самую эффективную компанию России. Именно он профинансировал Федерацию Интернет Образования, в рамках которой учителей обучали работе с компьютером и Интернетом. И это не было для него случайным проектом, из череды других его гуманитарных инициатив. На рубеже веков он именно в этом видел возможность для рывка России вперед, вот цитата из его статьи в «Ведомостях» в 2000 году:

«…Интернет относится к уникальным технологическим прорывам, которые могут изменять судьбы народов и целых цивилизаций, — он дает шанс отстающим государствам в короткие сроки ликвидировать отставание. Для этого необходимо (и возможно!) совершить прыжок через целые циклы промышленного развития, которые еще несколько лет назад было необходимо пройти, чтобы достигнуть сегодняшнего уровня развития западного общества

<…>

Интернет дает России уникальную возможность — не только отказаться от модели догоняющего развития, но и, сделав рывок вперед, стать одним из мировых лидеров. С одной стороны, в России все еще сохраняется большое число первоклассных специалистов и система образования пока лучше, чем во многих странах. С другой стороны, Интернет нейтрализует важнейшую проблему России — редкозаселенность и большие расстояния. Будущее нашей страны зависит от другого — опережающего финансирование образования и массового распространения технических знаний. Именно поэтому настоятельной необходимостью для нас является массовое обучение компьютерным и сетевым технологиям, новое поколение граждан России должно чувствовать себя в новой информационной среде как у себя дома».

Но в тот момент, конечно, кремлевскую клептократию больше волновали не инвестиции Ходорковского в информационные технологии, им потребовалось практически десятилетие, чтоб осознать всю важность Интернета, и попытаться взять его под контроль, в тот момент их гораздо больше волновало, что Ходорковский перестал играть по понятиям. Он сделал свою компанию прозрачной, то есть более не нуждающийся в кремлевской крыше, своим поведением он дал понять, что больше в кремлевский общак сбрасываться не будет.

Да и в открытую фазу конфликт Ходорковского с Кремлем перерос после встречи Путина с олигархами, где Ходорковский вместо того, чтобы просить помощи у государства, как это принято в России, поставил вопрос о коррупции, с которой пора кончать, прозрачно намекнув на серого кардинала путинского режима Игоря Сечина. Сечину же Путин и поручил разобраться с Ходорковским, под контролем же Сечина ныне находятся бывшие активы ЮКОСа, Сечина же называют следующим президентом России.

Пожалуй, круче всего предпринимательский талант Ходорковского демонстрирует такой факт. Была такая компания «СИДАНКО», российский олигарх Потанин, который владел ею, назвал её «набором бессмысленных активов», и выменял у государства эти «бессмысленные активы» на госпомощь. (Ну про то, что Потанин, выпускник МГИМО и чиновник министерства внешней торговли СССР, который, будучи вице-премьером России, придумал залоговые аукционы, из которых и выросли олигархические состояния, и поныне на свободе и в шоколаде – миллиардер и член Общественной палаты, Вы и сами знаете). А вот один из этих «бессмысленных активов» — Ангарскую НХК выкупил ЮКОС, и сделал рентабельным.

Вообще то, что сделал Ходорковский в конце 90-ых, иначе, как чудом назвать сложно, потому что цена на нефть в 1998 году упала до 8 долларов при её себестоимости в России в 12 долларов, и Ходорковский сделал, казалось бы, невозможное, он снизил себестоимость нефти до 3,7 долларов за баррель. Это не делалось просто так, Ходорковский отказался от советских нормативов, на которых работала вся российская нефтянка того времени, и начал внедрять новейшие западные технологии, менеджеров, он, кстати, тоже приглашал с Запада. Одной из таких технологий, к примеру, было использование попутного газа, в том числе применение газотурбинных установок малой мощности для выработки электроэнергии. Кстати, к  сетевым технологиям Ходорковский был небезразличен и в своем бизнесе. В 1999 году ЮКОС внедрил «Систему мониторинга добычи», который позволяет при помощи web-технологий обеспечивать сбор и управление геолого-промысловой информацией на всех уровнях – от цеха по добыче на месторождении до центрального аппарата.

Понятно, что всё это требовало денег, а после дефолта 1998 года, когда рухнула не только цена на нефть, но и российская финансовая система, денег было взять неоткуда. А ведь необходимо было платить зарплаты, а как их платить, если нефть стоит дешевле, чем её производство. Другие поступали просто, залазили в государственный карман, а Ходорковский взял кредит у Березовского под 80% годовых в валюте, и ведь выкрутился. Авантюрист, одним словом. Также как с налогами у него было ничуть не лучше, чем у других компаний. К примеру, в 2000 году ЮКОС заплатил с тонны 39,7 долларов, когда лидер отрасли Лукойл – 33,7, а государственная Роснефть, которой перешли активы ЮКОСа, после его уничтожения – 39,2, а в 2001 ЮКОС заплатил уже 45,7 долларов, когда Лукойл заплатил 34,1, а Роснефть – 38,4.

ЮКОС первым в России вылез из кризиса, выплатил акционерам дивидендов на $300 млн. по итогам 2000 года, $500 млн. в 2001 году, $700 млн. по итогам 2002 года и около $2 млрд. за девять месяцев 2003 года. А зарплата в 2000 году в среднем по ЮКОСу выросла на  35-40%, притом, что зарплаты в ЮКОС были выше в несколько раз, чем в среднем по стране. А ещё ЮКОС начал кампанию по переселению ветеранов нефтяной отрасли с Севера в регионы с благоприятным климатом, где им покупалось новое жилье, таких в 2000 году оказалось 140 человек. Плюс ЮКОС финансировал профильное образование: платил студентам и аспирантам ведущих профильных вузов именные стипендии, поддерживал их преподавателей. В число таких ВУЗов попали Томский политехнический и Самарский государственный технический университеты, Российский государственный университет нефти и газа им. Губкина в Москве, Тюменский государственный нефтегазовый университет, Сибирский государственный технологический и Уфимский государственный технический университеты, а также Санкт-Петербургский государственный горный институт им. Плеханова.

Кроме профильного образования Ходорковский финансировал РГГУ, в него предполагалось вложить 100 млн. долларов  по 10 млн. в течение 10 лет. Но мечтам о кузнеце новой российской элиты не суждено было сбыться, зато продолжает действовать лицей-интернат «Подмосковный», где в частности учатся дети, пережившие Бесланскую трагедию и другие сироты, а вот государство регулярно пытается взыскать налоги с этих детей за бесплатно полученное образование.

КазАтомПром (Джакишев)

«Подождите немного, и вы согласитесь с тем, что атомная энергетика – это та отрасль экономики, которая даст возможность Казахстану играть доминирующую роль в мировой геополитике»,-  эти слова Джакишева, если не объясняют всё, что случилось с ним, то, по крайней мере, объясняют в большей мере, чем все вместе взятые анализы раскладов в казахстанской элите. Он в высшей степени амбициозный человек, и понятно, что это не нравилось, как в самом Казахстане тем, кто хотел бы оставить власть над Казахстаном в семейной собственности, так и заграницей – тем, кто считает Казахстан сферой своих интересов. И это были не просто громкие слова, это были слова, которым верили, потому что они были подтверждены уже имеющимися достижениями.

То, что на момент ареста Джакишева Казахстан становился мировым лидером по добыче урана общеизвестный факт, но так не было, когда Джакишев только стал руководить «КазАтомПромом». Сравните: в 2009 году в Казахстане было добыто 13 820 тонн урана, а в 1997 – 795 тонн (13 место).

Что «КазАтомПром» представлял в 1998 году, когда туда пришел работать Мухтар Джакишев? 6-месячная задолженность по заработной плате, задолженность банкам и иностранным фирмам, задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами, всё имущество было заложено. В связи с антидемпинговым процессом продажи казахстанского урана в США были запрещены, в Европе действовала система квот. Российские заказы на таблетки для ядерных реакторов из-за резкого падения рубля находились под угрозой сокращения, поскольку предлагаемые «КазАтомПромом» услуги, зафиксированные в долларовом эквиваленте, были более чем в три раза дороже аналогичных услуг российских предприятий. При этом только 25% от объема заказов оплачивались деньгами, остальные векселями, рыночная стоимость которых составляла не более трети номинала. Бериллиевое и танталовое производства были остановлены.

Ну а дальше, когда начал действовать Мухтар, стабилизация бизнеса, прорыв на новые рынки. И как вершина этого создание самой высокотехнологической компании Казахстана, которая собиралась контролировать весь урановый бизнес.

Когда говорят, что Джакишеву просто повезло прийти в удачное время – врут. В разгар кризиса, в 1998 году, «КазАтомПром» наращивает объемы производства до оптимальной загрузки производственных мощностей, одновременно сокращая издержки и повышая качество продукции. В 1999 году Джакишев добился открытия для «КазАтомПрома» первой кредитной линии от немецкого банка Westl B (Вэстлби). Это позволило реструктурировать кредитный портфель «КазАтомПрома», погасить задолженность перед казахстанскими банками, достигнуть уменьшения процентной ставки в 2,2 раза. Все заложенные активы были освобождены. В конце 1999 года на Ульбинском металлургическом заводе было запущено танталовое производство. В 1999 году Казахстан выиграл антидемпинговый процесс в США.

К 2000 году Компания добилась полного снятия ограничений на продажу казахстанского урана на рынках США и Европы. Благодаря чему уже в 2000 году «КазАтомПром» вышел на 6 место в мире по производству природного урана. На Ульбинском металлургическом заводе разработана и внедрена технология по производству уран-эрбиевых и уран-гадолиниевых топливных таблеток с выгорающими поглотителем, создан участок по переработке скрапов дореакторного топливного цикла. В 2000 году УМЗ стал официальным сертифицированным поставщиком порошков диоксида урана керамического сорта для компании «Дженерал Электрик». Благодаря разработанным технологиям, бериллиевое производство было полностью переориентировано на выпуск мирной продукции, освоена технология получения медно-бериллиевых лигатур карботермическим методом.

В 2000 году впервые, с момента организации «КазАтомПрома», по итогам года была получена чистая прибыль. Компания начала вкладывать серьезные инвестиции в обновление и расширение производств. Заработная плата работников Компании была увеличена на 25%. На 60% увеличились выплаты в бюджетные и внебюджетные фонды.

В  2001 году цена на уран падает на самый низкий уровень, но Джакишев делает прогноз, что вскоре тенденция радикально измениться, и запускает новые рудники. В 2002 году внедряют новую технологию добычи. Производиться полная автоматизация всего технологического процесса добычи. В 2002 году создается предприятие «Геотехнология» для подготовки и переподготовки кадров для уранодобывающих предприятий Казахстана.

В 2003  году на руднике Акдала впервые реализован U-образный сорбционно-десорбционный контур. Что позволило: с единицы рабочего объема U-образной колонны выпускать продукции в несколько раз больше, чем на колоннах обычного типа; снизить остаточное содержание урана в отрегенерированной смоле; увеличить содержание урана в товарном регенерате; уменьшить количество необходимого оборудования – вместо 8-10 обычных колонн используются 1-2 U-образные колонны, соответственно существенно снижаются эксплуатационные затраты. В 2003  году компания вышла на второе место в мире по бериллиевой продукции с контролем 29% от общего производства и на четвертое место в индустрии тантала.

В 2003 году «КазАтомПрому» передается обанкротившейся Мангистауский атомный энергетический комбинат – возращен к жизни. В 2004 «КазАтомПрому» передан под управление неработавший Степногорский горно-химический комбинат – производство возобновлено.

В 2004 году осуществлен запуск опытного производства уранового рудника СП «КАТКО» на участке Южный Моинкум. Введен в эксплуатацию аффинажный завод при Таукентском горно-химическом предприятии с технологией прямой экстракции урана из товарных десорбатов. В 2005 году для получения более высокого качества готовой продукции разработана пероксидная технология получения закиси-окиси урана.

К 2005 году, свыше 300 км автомобильных дорог были восстановлены и более 400 километров дорог проложены и сданы в эксплуатацию. В Шу-Сарысуйской и Сырдарьинской провинциях построено 260 км высоковольтных линий электропередач.

В 2006 году, после 10-летнего простоя, запущен в эксплуатацию сернокислотный завод в Степногорске. В 2006 году на территории Степногорского горно-химического комбината построена Молибденовая обогатительная фабрика. Проектная мощность – 500 тыс. тонн молибденовой руды в год.

С 2005 по 2008 года в рамках программы социального и инфраструктурного развития уранодобывающих регионов «КазАтомПром»:

-построил новый мост через реку Сырдарья, протяженностью 303 метра с подходами по 3 км;

— сдал в эксплуатацию железнодорожное примыкание (ж/д станция);

-открыл две медико-санитарные части и два фельдшерско-акушерских пункта;

-приобрел три реанимобиля;

-сдал в эксплуатацию четыре детских сада;

-построил две школы и реконструировал шесть школ;

-построил три развлекательных центра;

-реконструировал три культурно-спортивных центра;

-отремонтировал два дома культуры;

-провел работу по благоустройству парковых зон и озеленению поселков в Южном Казахстане.

При поддержке «КазАтомПром -Демеу» открыты  швейный цех, два салона красоты, цех по выпуску колбасных изделий, цех по забою скота и переработке мяса, молочный цех.

А дальше начинается уже просто фантастика для Казахстана. Ульбинский металлургический завод становиться участником  проекта строительства экспериментального термоядерного реактора ИТЭР в Кадараше (Франция), где также участвуют Япония, Россия, Евросоюз, Китай, Южная Корея, США и Индия. Реактор должен удержать плазму с температурой в 100 млн. градусов. И в качестве материала, защищающего конструкции реактора от воздействия плазмы, был выбран бериллий. А основные мировые производители бериллия и его сплавов это компании «Браш Веллман» (США), NGK (Япония) и Ульбинский металлургический завод. Они совместно начинают разработку технологии изготовления бериллиевых модулей (бланкетов) для ИТЭР.

Общая площадь поверхности бланкета, которая будет облицована бериллием, составляет примерно 700 квадратных метров. Для этого потребуется около 13 тонн пластин бериллия, более 1 млн. пластин. Само по себе их изготовление непростая задача, поскольку для этого потребуется произвести не менее 40 тонн исходных заготовок и затем обработать их до нужных размеров, формы, с высочайшей точностью и качеством. На Ульбинском металлургическом заводе получены первые образцы, показывающие возможность изготовления модулей для бланкета ИТЭР. При этом отрабатываемая технология получения бланкета обещает быть более эффективной по сравнению с описанными ранее опытными технологиями как с технологической, так и с экономической точек зрения.

С Россией на паритетной основе – 50 на 50 процентов, создано СП о доработке проекта АЭС средней мощности на основе реактора ВБР-300.

Я не знаю больше примеров в Казахстане, когда казахстанская компания не только внедряет новейшие высокие технологии, но и участвует в их создание. Как это не похоже на Назарбаевский Казахстан. Казахстан, который создавал Джакишев, это современная страна, которая на равных взаимодействует с ведущими мировыми державами, и даже диктует им свои условия. Никаких эксклюзивных отношений, только прямые отношения со всеми игроками на рынке. Теперь этому пришел конец.

Когда Джакишев пришел в «КазАтомПром» казахстанский уран был никому не нужен на мировом рынке, создавал излишнюю конкуренцию для основных игроков, к моменту ареста Джакишева урановая отрасль превратилась в стратегическую для мировой экономики. Потребность в уране значительно выросла и продолжает стремительно расти, теперь контроль над «КазАтомПромом» стало равнозначно контролю над мировой экономикой. А Джакишев этому мешал, вот его и убрали. А для надежности поставили во главе «КазАтомПрома» тестя руководителя добывающего дивизиона «Росатома» «Атомредметзолото» Вадима Живова – Владимира Школьника. В итоге в результате заключенных летом 2010 года соглашений казахстанский урановый экспорт попал под контроль «Росатома».

Конфликт

Итак, мы имеем людей, которые стали лидерами в своих группах в своих странах. Ходорковский среди олигархов в России. Джакишев среди госменеджеров в Казахстане. Понятно, что тот, что другой не занимались только бизнесом. Ходорковский финансировал оппозиционные партии (которые, к слову, после его ареста и, соответственно, прекращения финансирования полностью разложились и деградировали, очевидно, арест Ходорковского, как одной из целей и преследовал уничтожение в России системной оппозиции) и независимую прессу. А Джакишев вытащил из тюрьмы своего друга – лидера оппозиции Мухтара Аблязова. Ходорковского арестовали в ходе уже фактически начавшегося предвыборного президентского турне, а Джакишева в ходе разгрома снова окрепшей группировки Аблязова.

Но важнее не их политические притязания, а то, что они своими действами пошли против интересов своих групп, ведь они вполне могли, опираясь на свои группы, отстаивая их интереса, придти к власти, но они предпочли отстаивать интересы страны – интересы народа, за что и поплатились. Ходорковский сделал ЮКОС прозрачной компанией, и заявил, что пора закончить с коррупцией, то есть возможностью владеть российской экономикой благодаря эксклюзивным дружеским отношениям с Кремлем. Джакишев встал между Назарбаевым и его шефами из Кремля, тем самым нарушив весь алгоритм существования казахстанской элиты, в основе которого не борьба – не конкуренция, а клиентела – зависимость от патрона, который им дает возможность безнаказанно воровать. В обоих случаях именно то, что бизнес-лидеры попытались поменять цеховые правила и привело их в тюрьму.

На чью поддержку рассчитывают эти двое?

Если с Ходорковским, то здесь всё достаточно очевидно, за время, проведенное в тюрьме, он превратился в общепризнанного лидера демократической оппозиции – самого популярного русского политика. И дело тут не столько в том, что он был публичной фигурой, и в том, что его друзья по-прежнему контролируют значительные ресурсы, благодаря которым финансируется независимые российские интернет-издания, и обеспечивается постоянное внимание российской публики к делу Ходорковского и давление на Кремль со стороны мировой общественности. Существует массовая русская либеральная платформа, которая испытывает потребность в идейном радикальном последовательном непродажном лидере, а других кандидатов на это место кроме Ходорковского просто нет.

Что же до Джакишеве то, наверно, за пределами Казахстана его знали больше, чем в Казахстане. В нашей стране, вообще, только Назарбаев известен широкой публике. Да и ресурсов для лоббирования внимания к своему делу у Джакишева нет. Инной раз кажется, что оппозиционная пресса больше уделяет внимание делу Евгения Жовтиса, чем реально главному политическому процессу в Казахстане. Но важнее другое, мощной казахской либеральной общественной платформы, которая бы могла сделать своим знаменем Джакишева, не наблюдается. Общество в основном заражено либо социалистическими (патерналистскими), либо националистическими идеями. Элита (говорю не про назарбаевскю семью и про претендентов на президентское кресло, а про всех власть и капитал имущих) в основном хочет просто отставки Назарбаева, и чтобы президентом стал менее одиозный человек, которая бы им дал больше возможности для обогащения. А говоря честно, предоставил бы более «справедливый» доступ к коррупционному пирогу, то есть они бы хотели заменить казахстанскую монархическую модель аналогом российской олигархической.

Но на самом деле борьба Ходорковского даже тяжелее, чем борьба Джакишева, потому что Ходорковский борется не просто с Путиным и его камарильей – Ходорковскому противостоит мощная и организованная сила – КГБ, как бы она не называлась, и что ещё серьезнее Ходорковскому противостоит антизападническая идеология. Таких фундаментальных врагов у Джакишева нет. Беда Ходорковского и русских либералов вообще в том, что простой русский человек (не некий умозрительный либеральный интеллигент, а среднестатистический человек из провинции) ненавидя Путина и презирая Медведева, при этом отторгает и оппозицию, потому что оппозиция в России это всегда западническая сила, а Запад в России бояться и ненавидят.

Очевидно, антизападническая идеология идет ещё от грез монаха времен Василия III (отца Ивана Грозного) Филофея о «Москве как третьем Риме и втором Иерусалиме», именно, оттуда идея особого «духовного» пути русского государства. Идея эта трансформировалось при Петре I из идеи святости Москвы в идею святости русского царя. Но всё равно, несмотря на то, что матери русских царей (а то и сами русские цари) рождались к западу от России – в России царь был больше, чем король в Европе, потому что именно царь поддерживал особый «духовный» русский путь в истории. Большевики заменили особую духовность особой прогрессивностью, которая позволяла миновать естественное историческое развитие (пройденные другими народами стадии развития) и сразу оказаться в царстве божьем – в коммунизме. Но по сути эта была та же антизападническая идеология, потому что основу её составлял особый путь, отличный от Запада. Причем это было даже обострением антизападничества, потому что на место просто указания Западу про его неправедность и порочность пришло прямое противостояние с Западом.

Что и понятно, идеей Третьего Рима защищались от западного христианства, идеей святости царя от ограничения власти законом, идеей «государства рабочих и крестьян» от попыток буржуазии добиться экономической свободы – независимости от знати. В своей первой жизни антизападническая идеология это было противостояние с тем, что происходило в это время, вторая жизнь – это попытка не допустить того, что в Европе уже стало свершившимся фактом, а третья жизнь – это попытка не допустить того, что случилось в Европе столетия назад. То есть каждый раз это была попытка противостоять прогрессу во всё более радикальной форме. Поэтому на смену изобличения греховности и обреченности на гибель Запада пришла полная изоляция и рассказы про то, что Запад хочет уничтожить Россию. Вот такое обострение параноидальной  шизофрении – соревноваться с Западом, пытаться добиться западного уровня развития, тащить с Запада продукты бытовой культуры и при этом заявлять, что Запад загнивает, и только спит и видит, как уничтожить Россию. В Путина россиянин не верит, а вот этой мифологией пропитано всё его отношение к жизни. Поэтому так легко его настроить против тех, кто призывает к нормальному развитию, и заставить тем самым сохранить лояльность к власти.

Но Ходорковский нашел дорогу к сердцу русского человека. И дело не в том, что по интеллектуальному качеству такой публицистики, какая вышла из-под пера Ходорковского в тюрьме, в России не было со времен Сахарова. Он и до тюрьмы писал замечательные статьи. Просто эхо тюремных статей Ходорковского столь же сильно, как эхо заявлений Сахарова времен Горьковской ссылки. Потому что человеку, который за свои идеи восходит на Голгофу, верят больше, чем тому, кто призывает к революции в кабинетной тишине. Ходорковский мог бы также как Гусинский уехать заграницу и оттуда продолжить борьбу с путинским режимом, но каким-то непостижимым образом информационное воздействие от статей Ходорковского сильнее, чем от вещания телеканала RTVi. Гусинский растворился в истории, а Ходорковского Путин ныне боится больше, чем когда его посадил.

Так же и с Джакишевым, каждый день заключения для его популярности делает больше, чем каждый заработанный им для Казахстана миллион долларов. Другое дело, кажется, что Казахстан существует в безвоздушном пространстве, где большая часть народа ничего не знает и не хочет знать. Где мне русскому приходиться казахам рассказывать, кто такой Токтар Аубакиров, а это ведь всё равно, как еврей бы рассказывал русскому, кто такой Юрий Гагарин. Но может от того роль Джакишева становится ещё важнее. Он не имея возможности из-за решетки вести политическую деятельность, как Ходорковский, не может рассчитывать, что как только он выйдет на свободу, победа на президентских выборах упадет к его ногам, как перезревшее яблоко (но зато и власти не так страшно его выпускать…), может породить генерацию новых людей, как это сделал Сахаров вернувшись из ссылки – тех, кто и преобразует страну.

Будущие неизбежно

Будущие можно предотвратить, так поступили в Северной Корее, но мы сейчас все ждем, когда этот социальный эксперимент, шатающийся на голодных ногах, рухнет. Такой Северной Кореей был и Советский Союз, но он в 70-ые годы сел на нефтяную иглу, и в результате, когда цена на нефть рухнула, рухнул и страна, жившая за счет нефтедолларов.

Нулевые стали повторением 70-ых, только в России не вводились новые добывающие мощности, а исчерпывались имеющиеся, уже сейчас Россия превратилась из экспортного газодобытчика в транзитёра среднеазиатского газа, к тому же, нулевым предшествовали провальные 90-ые, а не взлетные 60-ые, когда СССР мог на равных конкурировать в науке с США. Поэтому обвал в России будет сильнее, чем был в СССР в конце 80-ых-начале 90-ых. Но в отличие от бессмысленного развала 1991, сейчас в обществе есть понимание того, какое надо построить государство, и главное есть новые политические силы, не являющиеся частью номенклатуры, как это было с Ельциным.

Нулевые не прошли даром для русского общество на смену дискредитировавшей себя конформистской, прикормленной властью, оппозиции, пришла реальная народная оппозиция, причем произошла даже консолидация общества – левые и правые нашли общий язык. Фактически новая оппозиция выросла за то время пока Ходорковский был в тюрьме. В принципе, тоже происходит и в Казахстане, но с огромным минусом, пока не произошло размежевание с властью, пока по-прежнему оппозицией называются силы, которые «консультируются» с администрацией президента, которые идут на сделки с властью ради получения мест в парламенте, и неизменно в этом обманываемые, но продолжающие искать общий язык с властью.

Но хуже другое, пока в нашем обществе нет представление, какое государство должно быть построено, большая часть население смотрит назад, а элита помышляет только о доступе к государственной халяве. Гражданская зрелость, которая изначально была в России выше, чем в Казахстане, в 90-ые и нулевые в России только росла – в активную жизнь вступало поколение, которое было порождено выступлениями Сахарова против советской системой. Тогда как в Казахстане уровень гражданской культуры даже падал из-за исхода образованной части населения, и замещения в городах горожан сельчанами, которые не имели никаких представлений о гражданственности.

И всё же прогресс не остановить, в отсутствие широкой не формальной, а организованной коалиции гражданских сил, при отсутствии партий, которые были бы неподконтрольны лицам, которые сотрудничали с режимом, стали формироваться независимые гражданские группы. Стали появляться активисты-одиночки, чья деятельность стало привлекать большее внимание, чем деятельность партий и НПО. То есть стали появляться кристаллы, вокруг которых будет формироваться гражданское общество. И, конечно, нельзя сбрасывать со счетов тот демонстрационный эффект, который будет оказан на Казахстан, разворачивающимися сейчас событиями в России. Так что пусть и с отставанием в 5-10 лет, но Казахстан тоже сформируется массовая либеральная платформа. Другое дело, в каких условиях это будет происходить? В условиях продолжающегося самодержавия Назарбаева, или при его авторитарном преемнике, или же при приведенном, поднявшейся из кризисной бури, протестной волной новом лидере.

Но для того, чтобы произошли принципиальные перемены недостаточно только кризисной ситуации, которая приводит (а иногда и не приводит) к смене власти, необходимо, чтобы были силы, которые не только были бы готовы взять на себя ответственность на страну, но и знали бы куда её вести. То есть это должны такие смелые и умные люди, как Ходорковский в России, и Джакишев в Казахстане.

4 августа 2010 года

Дмитрий Щёлоков


Вне пределов блогосферы (в информационных, аналитических, рекламных и развлекательных сайтах и в иных сетевых и несетевых СМИ), а также в блогах организаций (любых юридических лиц, общественных, коммерческих или государственных учреждений или объединений), а также в блогах сообществ, без моего разрешения и выплаты гонорара, публикация, размешенных в данном блоге статей, запрещена. Публикация в частных блогах разрешена только при наличии ссылки на блог автора https://78ds.wordpress.com

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s