Неправда, что Казахстан чуть ли не лидер в деле борьбе с прогрессом. Сопротивление   будущему это обычное дело для всего мира. Но Казахстан в этой неравной борьбе по-своему уникален. Конечно, ярче всего это проявилась в Законе против Интернета, принятом 24 июня 2009 года Парламентом Казахстана. Отталкиваясь от этого, без преувеличения, уникального документа, я и хочу поговорить об особом казахстанском пути борьбы с прогрессом. Но начать стоит со страны, на которую мы так равняемся, с Китая.

Как Китай упустил шанс стать мировым лидером

Говоря об упущенном Китае шанса, я не могу обойтись без политэкономического введения в проблему «смены исторических формаций», но без этого будет тяжело понять мою мысль.

Маркс главным признаком исторической формации определил способ производства. Капитализм это фабричный способ производства. В основном это правильно – в этом смысле, можно сказать, что практически весь мир живет при капитализме уже целый век, а развитые страны, уже два века. Но вот проблема, попытка построить государственный капитализм потерпела поражение, ну если не считать Северной Кореи, где этого ещё не признали, зато для всего мира это наглядное доказательство безнадежности попытки построения государственного капитализма (выступавшего в 20 веке под псевдонимом социализма). Вообще, попытка построения государственного капитализма (социализма) свойственно отсталым (аграрным) странам – это попытка перепрыгнуть из отсталого (неиндустриального) прошлого к фабричной развитой экономике.

Соображение простое: то, что не произошло естественным путем, должно осуществить государство. Но вот не получается. При государственном капитализме (социализме) функцию буржуазии берет на себя государство, то есть, по сути, сохраняется феодальное устройство общества, где аристократия (политическое сословие – собиратели-проедатели налогов) называется уже не дворянством, а бюрократией, а буржуазии (экономического класса – плательщики налогов с собственного бизнеса, а не как крестьяне оброка за использование земли помещику, которому эта земля принадлежит, в широком смысле, крестьяне это зависимый класс, только современные «крестьяне» платят оброк не с земли, а с рабочего места) как независимого класса не существует. Так вот, капитализм развивается в буржуазной среде, необязательно, чтобы буржуазная революция происходила в результате экономического становления буржуазии как ведущего класса, скорее наоборот экономическому рывку предшествует политическое переустройство общества – отстранение буржуазией аристократии от власти, и занятия её место в качестве правящего класса.

То есть, капитализм это скорее не способ производства, а классовая структура общества – то, кому позволено концентрировать в своих руках богатства. То есть феодализм и капитализм это скорее политические формации, чем экономические.  Просто, чтобы богатства, которые, по Марксу, при феодализме являются, сокровищами (мертвым грузом), при капитализме, соответственно, превратились бы в капиталы (работающие (экономические) ресурсы), они должны принадлежать тем, кто производят общественные блага и должны быть защищены от отчуждения в пользу государства (аристократии), ради этого и устраиваются буржуазные революции. Если посмотреть на историю, то окажется, что главной причиной революции являются высокие налоги, либо несправедливое налогообложение, когда какая-то часть общества пользуется преференциями по отношения к другой части общества, либо налоги вывозятся с территории, где они собираются, то есть общественная инфраструктура создается (или деньги возвращаются в экономический оборот) в другом месте.

Так вот, про Китай. Когда говорят, что в Китае были какие-то реформы, говорят откровенную чушь, никаких реформ в Китае не было – просто государство разрешило своим гражданам (или в случае Китая, было бы правильнее сказать, подданным) обогащаться. А пошли на это китайские коммунисты, спасая свои шкуры, от безысходности, опасаясь голодного бунта, который бы сверг коммунистический режим. А «экономическое чудо» из этого получилось, потому что бедным, а точнее было бы сказать, нищим, оказался трудолюбивым народ. И если бедных народов в мире много, то трудолюбивый и бедный просто невероятное сочетание – вот это и следует считать настоящим китайским экономическим чудом, которое было сотворено коммунистической партией.

Я о китайцах говорю, как о трудолюбивом народе не просто так, а исходя из концепции Вебера, что капитализм порожден протестантской моралью, конфуцианство в этом смысле ещё более прагматичное учение. Китай вплоть до конца Европейского средневековья культурно, технологически и экономически превосходил весь остальной мир, но после того, как закрылся от мира, впал в системную культурную стагнацию, если не сказать рецессию, поэтому нет ничего удивительного в том, что он вышел на ведущую роль в мировой экономике сразу, как только открылся миру. По сути, за эти три десятилетия, после смерти Мао Цзэдуна, Китай прошел тот же путь, который Европа прошла за три столетия и оказалась на том же историческом отрезке, на котором Европа была в конце 18 века.

Что такое капитализм? Когда традиционное общество становится буржуазным? Можно, конечно зацепится за то, что буржуа значит горожанин, как впрочем, и слово «гражданин» тоже происходит от слова «город». Да, конечно, степень урбанизации имеет определенное отношение и к капитализму, и к гражданскому обществу. Частное предпринимательство развивается в основном в городах, но дело не столько в количестве буржуа, сколько в том насколько экономически влиятельна буржуазия. Пока богаче аристократия (государство), общество остается патриархальным, как только становится богаче буржуазия, она начинает требовать переустройства политической системы – лишения аристократии экономических и политических преференций, в общем, начинается революция. И именно на таком этапе сейчас находится Китай. Вот только мы живем в 21 веке, сейчас основная политическая площадка, особенно там, где нет демократии, в Интернете. Поэтому-то так китайские коммунисты самоотверженно сражаются с Интернетом, точнее со свободным распространением независимой информации в Китай и из Китая.

Но Интернет это нечто большее, чем просто свободное информационное пространство, Интернет это глобальное экономическое пространство. Возвращаясь к Маркс, можно сказать, что на наших глазах происходит смена формации, потому что Интернет породил новый способ производства – глобальный. А именно, в передовых отраслях превалировать стали аутсорсинг, телекомьютинг и фриланс. Первое (аутсорсинг) это передача части производственных процессов на сторону, к примеру, Aplle не делает сама компьютеров и телефонов, комплектующие для них создают в Южной Корее и Тайване, на Тайване же их и собирают, в самой же компании только разрабатывают их и пишут для них программное обеспечение. Телекомьютинг это удаленная работа, к примеру, в Microsoft для Windows большая часть кода пишется индийскими программистами, которые находятся, соответственно, в другой части Земли. Фриланс это работа вне штата, так работаю сейчас многие, если не большинство, к примеру, программистов и журналистов. Все эти формы организации труда стали возможны благодаря Интернету.

Вы, конечно, можете сказать, что это частный случай, касающийся только IT-отрасли.  Но, во-первых, самой распространенной, и стремительно набирающей обороты, сейчас формой аутсорсинга является передача ведения бухгалтерии специализированным компаниям, что тоже стало результатом развития информационных технологий, электронный документооборот стер границы между офисом и внешним миром. Во-вторых, IT-отрасль это лидер по оборотам, инвестициям и прибылям. Если раньше банки, контролировали экономику, то теперь IT-компании создают собственные платежные системы, очевидно, это закончится тем, что они будут контролировать банки. IT-становятся основными инвесторами в мире, к примеру, Google главный инвестор компаний-производителей электромобилей, он же инвестирует в развитие новых технологий в энергетике, берет под контроль музыкальный и книжный бизнесы. То есть налицо переустройство мировой экономики IT-индустрией по образу и подобию своему.

И в таких условиях, правительство Китая начинает закрывать Интернет, и даже идет на прямой конфликт с главной интернет-компанией мира, блокируя доступ к Google на территории Китая. Бизнес Google заключается в предоставлении клиентам (пользователям) любой интересующей их информации, это дает возможность компании зарабатывать деньги на контекстной рекламе (поэтому цензура для таких компаний это прекращение их деятельности), фактически Google это главное рекламное агентство мира. Но чтоб правильно понимать значения Google, надо отметить, что на деньги, которые платит Google за размещение рекламы, живет большинство средних сайтов в мире. Говорю средних, потому что большие в состоянии самостоятельно продавать рекламные площади у себя, хотя многие из них предпочитают всё-таки работать с Google, чтобы не отвлекать человеческие и излишние финансовые силы на поиск рекламодателей. Малые же сайты, как правило, создаются на чистом энтузиазме и не приносят никакой прибыли, поэтому не могут рассматриваться как экономические субъекты, но, тем не менее, и они в большинстве случаев сотрудничают с Google, потому что на что-то надеются. А вот, чтобы сайт раскрутить, его надо самого прорекламировать, то есть заплатить деньги тому же Google. (Если Вам интересно более подробно узнать, как работает Google, можете прочитать здесь: 1, 2). То есть, закрывая доступ китайцев к Google, китайское правительство закрывает доступ китайским компаниям на мировой рынок.

Как я уже сказал, Интернет это уже не только и не столько открытое информационное пространство, сколько основная торговая площадка в мире, а что-либо продавать без рекламы, особенно на столь конкурентном рынке как Интернет, невозможно. Поэтому война китайского правительства с Google это не война с независимыми СМИ и оппозиционными (диссидентскими) группами (личностями) – это война с китайским бизнесом, с нарождающейся китайской буржуазией. Чем она закончится ясно любому человеку, который знаком с мировой историей. Правительство, которое ущемляет интересы своей буржуазии, если буржуазия стала могущественной, будет свергнуто. То есть, борясь с надвигающейся революцией, китайские коммунисты делают её неизбежной. Вот только время будет потеряно, будут потеряны рынки, за это время другие захватят господствующие высоты в мировой экономике, и Китай потеряет шанс завоевать мировое лидерство, которое сейчас многим кажется столь неизбежным. По сути, на наших глазах Китай совершил ту же ошибку, что и в Средние века, закрылся от мира, после чего его экономика и культура пришли в упадок, только сейчас всё гораздо серьезнее.

А теперь о Казахстане

Вроде бы режим Назарбаева в своей войне с Интернетом не заходит так далеко как китайское руководство. Но тут есть один важный нюанс, в Китае есть внутренний интернет-рынок, в Казахстане, его нет, то есть, если китайские коммунисты сражаются с уже окрепшим драконом, то нанисты хотя сделать аборт новой экономике – новому обществу – новой культуре, убить свободу в зародыше. Особенность казахстанского пути борьбы с прогрессом в том, что в отличие от других авторитарных стран, где пытаются отсечь собственный Интернет от мирового, в Казахстане принимают закон, который прямо направлен на уничтожение Интернета внутри страны. Вот об этом я и хочу рассказать подробно.

Попытка провозгласить все интернет-ресурсы СМИ это не просто перенесение репрессивного (тиранического) регулирования масс-медиа, направленное на подавление свободы слова, это, так сказать, новое слово в науке – новая философское видение мира, наподобие известной концепции, что Земля покоится на спине огромной черепахи. Посудите сами, с какой радости, интернет-магазины и интернет-аукционы это СМИ? (Так детские сады можно приравнять к борделям, а тюрьмы к санаториям). А электронные платежные системы? А что делать с поисковиками, ведь они работают с информацией? А энциклопедии? Это ведь тоже информация.

Даже информационные сайты, работают не так, как традиционные СМИ. И дело тут не только в читательских комментариях (а уж про блоги я не говорю), сами сайты являются агрегаторами информации, то есть часть, а иногда вся, информация сайта по RSS-каналу в автоматическом режиме (без участия человека) может быть взята с другого (других) сайтов, а может и вовсе с агрегатора новостей, к примеру, с Google News. Кого судить и закрывать в таком случае собираются у нас в Казахстане? Даже с оригинальном контентом на сайтах обстоит иначе, чем в традиционных СМИ. Информационные сайты, как правило, не имеют журналистов, работающих в штате, они работают с фрилансерами (что и понятно, эпоха то другая, сейчас другой способ производства), а иногда сайты не имеют даже редакторов, красноречивый пример ведущий российский сайт по компьютерной и прочей технологической тематики Хабрахабр, на этот сайт пишут сами пользователи сайты, и некто не отбирает и не редактирует их тексты, при этом это не их личные блоги. Кстати, про блоги. С каких пор личный дневник стал средством массовой информации? Ну да, он стал публичным, и что? Мало ли было издано дневников.

Кардинальное отличие интернет-ресурса от СМИ в том, что оно не распространяется издателем-вещателем, а находится самим пользователем. То есть сайты в отличие от традиционных СМИ не могут использоваться как средство пропаганды. Исключительная роль в воздействии на общество электронных СМИ (радио, телевидение) это результат естественной, как в демократических странах, относительной монополии, вызванной дефицитом частотного ресурса, или искусственной, как в Казахстане, супермонополии, вызванной нежеланием власти продавать частоты. Мощность пропагандистского воздействия телеканала зависит от мощности передатчика, и количества регионов, на который вещает канал. Даже газеты зависят от тиража и службы распространения. А сайты изначально находятся в равных условиях – человек сам выбирает сайт. По сути, слово человека в Сети равно слову человека в обычной жизни. Но вот в обычной жизни мы не обвиняем никого в разжигании этнической, религиозной и прочей розни, так почему же предлагается слово в виртуальной жизни приравнять к программе Время?!

Но как я уже говорил, основной вред от этого закона не в цензуре, которую в Сети организовать практически невозможно – можно только полностью отключить Интернет как в Северной Корее или Туркменистане. А в том, что этот закон поселит полный хаос в казахстанском секторе Интернета, и что ещё хуже поселит уныние в душах тех, кто собирался работать в Интернете. С таким законом не один вменяемый человек не рискнет вкладывать деньги в Интернет, потому что абсолютно не понятно, как будет применяться этот закон, зато ясно, что благодаря этому закону под угрозой уничтожения оказываются все интернет-проекты. Это не ударит по иностранным сайтам, это ударит по нашим перспективам в Новом мире, Казахстана в этом мире не будет, но и Новой экономики не будет в Казахстане. Этим законом консервируется статус Казахстана как сырьевого придатка и страны третьего мира, и даже больше, этот закон отбросит Казахстан в глубокое прошлое, потому что вызовет исход образованных и амбициозных людей, потому что, если человеку не дают работать в своей стране, он уезжает туда, где он сможет самореализоваться.

Я не верю в то, что этот закон будет использоваться, потому что это невозможно. Но вот бардак он вызовет огромный. И это происходит в той ситуации, когда Интернет реально стал нуждаться в регулирование. Но в регуляции нуждается не информация, а коммерческая и финансовая деятельность в Интернете. У нас же вместо того, чтобы защищать потребителей от мошенничества, собираются банки и магазины приравнять к газетам. А что будет, когда компьютеры (операционные системы) станут интернет-ресурсами, а это, как обещает Google,  произойдет уже в следующем году? Что, следуя абсурдной логики этого закона, пользовательские компьютеры тоже подлежат регулированию как СМИ?  Проблема Казахстана даже не в том, что им руководят люди, которые ненавидят свободу, проблема Казахстана в том, что им руководят некомпетентные люди, которые даже вред обществу, причиняемый их действиями не могут ограничить какой-то одной сферой. Если враги свободы в Китае лишили Китай мирового лидерства, то благодаря некомпетентным руководителям  Казахстан может лишиться всего. От этого закона зависит, если у Казахстана место в современном мире.

Дмитрий Щёлоков

8 июля 2009 года


Вне приделов блогосферы (в информационных, аналитических, рекламных и развлекательных сайтах и в иных сетевых и несетевых СМИ), а также в блогах организаций (любых юридических лиц, общественных, коммерческих или государственных учреждений или объединений), а также в блогах сообществ, без моего разрешения и выплаты гонорара, публикация, размешенных в данном блоге статей, запрещена. Публикация в частных блогах разрешена только при наличии ссылки на блог автора https://78ds.wordpress.com

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s