На пороге урановой экономики

Posted: 06.06.2009 in Мировая экономика
Метки: , , , , , , ,

см. 1 частьсм. 2 частьсм. 3 часть

Каким будет мир после Глобальный депрессии. Часть 3

В своей предыдущей статье я рассказал о системных причинах нынешнего кризиса, и о том какие страны станут главными его жертвами. В данной же статье я хочу поделиться своим мнением о том, что стало непосредственной причиной – спусковым крючком, Глобальной депрессии, о том как будет развиваться кризис и о том какие страны проиграют, а какие страны выиграют от реализации антикризисной программы Америки. И, соответственно, в чем должно, на мой взгляд, заключаться главное содержание этого плана, потому что до сих пор все, что предлагает американская администрация это меры по сдерживанию оползня под фундаментом здания американской экономики, тогда как само здание уже начало рушится, и нужно начинать строительство нового дома.

Зайду издалека. Барак Обама провозгласил план по радикальному сокращению ядерного оружия в мире, что было воспринято со скепсисом, потому что России только благодаря ядерному оружию сохраняет статус сверхдержавы. И хотя Америка для России не представляет угрозы, российские ракеты повернуты в сторону Америки, так же как американские повернуты в сторону России. Но как оказалось заявление Обамы не является просто демагогией, вскоре был обнародован план по резкому сокращению количества потенциальных целей для ядерного удара в случае войны США с Россией, и перенацеливание ракет с городов на стратегические объекты. То есть США готовы пойти на ядерное разоружение и в одностороннем порядке. Это было расценено как развитие пацифистского курса Барака Обамы. Но никто почему-то не обратил внимания на экономический аспект этих телодвижений США, ведь на данный момент 40% ядерного топлива для АЭС получают из утилизируемых ядерных боеголовок. Я это говорю к тому, что вскоре уран понадобится в больших количествах. Но чтоб понять причины этого надо обратиться к истории вопроса.

28 марта  1979 года, в США на атомной электростанции «Три-Майл Айленд» происходит серьезная авария, после чего отменяется большинство уже утвержденных проектов по строительству АЭС, а новые проекты больше не принимались к рассмотрению, фактически с этого момента в США действует мораторий на строительство АЭС. Положение усугубила авария на Чернобыльской АЭС, после катастрофы такого масштаба, американские президенты уже не осмеливались заикаться о возможности возобновления строительства атомных электростанций. И только разразившийся во второй половине текущего десятилетия энергетический кризис, достигший своего пика в 2008 году, заставил вновь заговорить о строительстве АЭС, в частности это стало козырем предвыборной программы кандидата в президенты от Республиканской партии Джона МакКейна. Расчеты показывают, что Америка может полностью избавится от нефтяной зависимости, если начнет широкое строительство атомных электростанций. Но почему нас должны волновать проблемы Америки?

У нас принято возлагать ответственность за начало мирового экономического кризиса на США. Но давайте проследим  хронологию кризиса, перед тем, как обанкротился один из крупнейших в мире инвестиционных банков Lehman Brothers, с чего и принято отчитывать начало Глобальной депрессии, во всю уже полыхал ипотечный кризис, который и породил общий банковский кризис ликвидности. Но и ипотечный кризис не появился на пустом месте, он стал результатом кризиса на рынке недвижимости, цены на дома в США падали, и это на фоне того, что возможность покупать жильё в кредит, благодаря реформе Билла Клинтона, получили малоимущие граждане. Естественно, они переставали платить по кредитам, жилье по которым оказывалось дороже, чем оно стоит на рынке. А вот о причине крушения цен на недвижимость стоит сказать отдельно. В тот момент, когда цены на дома в пригородах падали, плата за аренду квартир в городах росла – люди перебирались поближе к работе, чтоб не тратить денег на бензин. Так что экономический кризис порожден кризисом энергетическим – дорогой бензин сделал дома дешевыми, и тем самым запустил цепную реакцию кризиса.

Опыт последних десятилетий показывает, что мировая экономика начинает болеть при ценах на нефть выше 40 долларов за баррель. Оптимальной же ценой на нефть является 25 долларов, когда и овцы сыты и волки целы. Но тут одна загвоздка, притом, что Америка третья страна по нефтедобыче, она крупнейший потребитель нефти, чуть меньше чем на половину удовлетворяющая свои потребности собственной добычей. А нефти в США, при сохранении нынешнего уровня добычи, осталось меньше чем на пять лет. То есть уже совсем скоро Америка может попасть в полную зависимость от экспорта энергоносителей. А это означает, что цена на нефть будет абсолютно неподъемной для американской, как впрочем, и всей мировой, экономики.

Именно поэтому у Америки нет никакого другого выхода кроме полного демонтажа нефтяной экономики. Первая составляющая этого плана уже активно реализуется, начинается производство электромобилей, тогда как старые автокомпании ликвидируются. Понятно, что полное переориентирование потребителей, дилеров и инвесторов с компаний производящих автомобили с двигателем внутреннего сгорания на производителей электромобилей, произойдет только после ухода старых брендов с рынка. Но сразу возрастет потребность в электроэнергии, кроме того, чтобы снизить потребность в нефти, необходимо будет закрыть часть электростанций работающих на мазуте. Безусловно, Америка будет развивать использование возобновляемых энергоносителей, именно на это делает упор в своих выступлениях Барак Обама, но пока дешевой альтернативы атомной энергии нет. Только кризис ещё не дошел до такой степени, чтобы Белый Дом осмелился заявить о столь непопулярных мерах. Так, когда же это произойдет, как будет развиваться кризис?

Но сначала надо ответить на другой вопрос. Почему до сих пор нефть стоит так дорого. (Я понимаю, что в Казахстане такая постановка вопроса вызовет шок, но просто вспомните, что Казахстан стабильно развивался при 20-25 долларах за баррель. Просто надо меньше воровать и раскидываться деньгами на всякие пафосные проекты и показуху, а главное, пора, наконец, осознать, что национальное богатство должно создаваться трудом людей, а не одним только потрошением недр). И почему нефть в предыдущие годы  взлетела на столь заоблачные высоты. Это важно потому, что динамика цен на нефть отражает развитие кризиса.

В 1998 году цена на нефть упала до 7 долларов за баррель, это стало результатом «азиатского гриппа», начавшегося из-за биржевых спекуляций Джорджа Сороса с валютами Юго-Восточной Азии. К какому-либо падению ВВП основных потребителей нефти «азиатский грипп» не привел, но, тем не менее, цена рухнула из-за ожиданий серьезного кризиса. Но настоящего кризиса так и не случилось, и восстановление нефтяного рыка произошло достаточно быстро. А затем было 11 сентября, война с Ираком, вследствие чего взлет цены на нефть. При этом потребление нефти реально выросло.

В Китае после вступление в ВТО, и так до этого стремительно развевавшемся, начался наверно самый грандиозный в истории человечества промышленный бум, очевидно, полностью неотраженный в статистике, по той же причине, по которой в первой двухсотке миллиардеров мира нет ни одного гражданина КНР, большая часть экономики Поднебесной работает в тени. То, что это так, подтверждает тот факт, что банкротство трети китайских предприятий в результате нынешнего кризиса так мало повлияла на официальную статистику, эти предприятия просто не декларировали реальные объемы своего производства. То есть главным драйвером роста цены на нефть в нулевые годы 20 века стал Китай, точнее его бурно растущая промышленность.

То, что рост цены на нефть вызван не только спекуляциями на войне в Ираке, видно из того, как выросли цены на всё сырьевые товары. Также как о реальном масштабе промышленного бума в Китае можно судить, потому как выросло потребление им металлов, благодаря чему даже оказалось отложенным, казавшееся неминуемым на рубеже веков, полное банкротство металлургической отрасли в США. Но цены на металлы, по уровню обвала которых, кстати, можно утверждать, что реальное падение мирового валового продукта превышает официально называемые цифры, вели себя вполне логично – мировая экономика росла и они росли, начала падать и они упали, а вот нефть выделывала невозможные фортеля.

В 2008 году, когда уже начался обвал мировой экономики, цена на нефть вдруг стала стремительно расти, и это уже никакими причинами кроме политических объяснить невозможно. Точнее это политика замешана на экономических интересах, в данном случае бушевской администрации, все ключевые фигуры которой связаны с американским нефтяным бизнесом, который, как я говорил выше, прекратит свое существование уже в следующем десятилетие, они просто решили напоследок сорвать банк. Для этого и нужно было обострение положения на Ближнем Востоке. Для этого и ввели Иран в соблазн вмешаться в эту турбулентную ситуацию, и ответили на это агрессивной риторикой, когда война стала казаться абсолютно неизбежной, и естественно в ожидании этого цены на нефть взлетели. Причем возможность начала войны не снята с повестки дня и на данный момент. Потому что, во-первых, США полностью готовы к этой войне, а во-вторых, на должности министра обороны оставлен Роберт Гейтс, который и занимался подготовкой войны с Ираном, никаких других соображений оставлять столь одиозную фигуру во главе военного ведомства у Барака Обамы быть не может.

Иран, в его нынешнем виде, это реальная угроза не только для Израиля, но прежде всего для своих арабских соседей поставщиков нефти в США. То, что Иран открыто поддерживает вооруженную шиитскую оппозицию в  Ираке, не оставляет не малейших сомнений в том, что Иран, как только американские войска покинут Ирак, аннексирует если не всю территорию соседней страны то, по крайней мере, шиитскую её часть, как раз ту, где находятся основные нефтяные месторождения. А допустить такой монополизации поставок нефти одной из стран, тем более столь антизападных, США не могут. Поэтому мир и ждет войны, чтобы спокойно вывести войска из Ирака, вначале надо усмирить Иран, благо законные основание для войны имеются – систематическое нарушение Ираном требований Совета Безопасности ООН по свертыванию военной составляющей его ядерной программы.

Ясен и сценарий этой войны. Израиль, также как он это сделал в 1981 году с иракским ядерным объектом, нанесет удар по АЭС в Бушере до её запуска в строй. Но это может произойти только после выборов в Иране, если на них вновь победит, не скрывающий своей ненависти к Израилю, нынешний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. После ответного удара Ирана по Израилю, массированный авиционно-ракетный удар по Ирану нанесут США, никакого сухопутного вторжения не будет. Война вполне может продлиться всего два-три дня, для США и Израиля главное уничтожить военный наступательный потенциал Ирана, ввязываться в серьезную войну никто не намерен. Если же Ахмадинежад выборы проиграет, то никакой войны не будет. А как только вопрос с Ираном будет решен, цены на нефть обвалятся. По-любому, крайней срок это запуск АЭС в Бушере, если удара по Ирану не произойдет до этого момента, то его, скорее всего, не будет вовсе, а значит, ожидание войны перестанут довить на рынок. Впрочем, я склонен думать, что аятоллы предпочтут привести к власти в Иране человека, который сможет договориться с Западом, потому что столкновение  с военной мощью Израиля и США будут стоить теократическому режиму власти, поэтому лучше пожертвовать малым (антизападной риторикой), чем пожертвовать всем.

Но пока напряженность на Ближнем Востоке сохраняется, и нефть стоить так дорого, из-за чего кризис в мире продолжает усугубляться. И речь не о падении фондовых индексов, они-то как раз достаточно стабильны, потому что у арабских инвесторов при нынешних ценах на нефть достаточно свободных денег, чтоб скупать акции и кредитовать западные государства, а вот реальная экономика умирает. Точнее, умирает старая экономика с её высокими энергозатратами и общей ориентированностью на потребление нефти. И это не только и не столько экономика западных стран (включая Японию, Тайвань и Южную Корею), сколько энергоемкая экономика Китая. Естественно правительство Китая это понимает, поэтому его основные усилия направлены на диверсификацию энергетического сектора и поставок энергоносителей, на сокращение доли нефти в производстве энергии, и её общего потребления с помощью развития производства тех же электромобилей. Но Китай уже проиграл в этой схватке с экономикой, предприятия Китая это в основном предприятия прошлого, работающие по технологиям, которые невозможно модернизировать, их можно только закрыть, чтобы построить новые.

Конечно, Китаем  дело не ограничится, нет будущего у большей части черной металлургии в мире, потому что идет переход на новые материалы, и такого количества железа мировой экономики уже не понадобится. Также как не смогут выжить большинство старых автокомпаний, которые не успели перейти на новые технологии в благоприятный для этого период, а сейчас они вынуждены сокращать расходы, в том числе инвестиционные, чтобы добиться реструктуризации по своим долгам. (Впрочем, некоторые имеют абсолютно неподъемные долги, яркий тому пример General Motors). Будущее же за теми, у кого чистая кредитная история, таков закон кризиса, а большинство старых корпораций погрязли в долгах.

Но вместо того, чтобы помогать  вставать на ноги новым отраслям экономики, выводя их самих и их инвесторов из-под налогового бремени, правительства ведущих стран мира  сейчас в основном занято спасение гибнущих компаний, растрачивая на это государственные резервы, в тот момент, когда надо резко урезать государственные расходы. И это понятно, никому неохота брать на себя ответственность за рост безработицы, ровно как, и за разорение банков, в которых граждане хранят свои сбережения. Государственным лидерам сейчас необходимо показать населению, что они сделали все возможное, чтобы защитить интересы простых людей. (Впрочем, иногда складывается впечатление, что за помощью частному сектору стоят сугубо корыстные интересы аффилированных с бизнесом чиновников). Но эта трусливая политика государствам обойдется очень дорого, потому что нельзя наполнить бездонную бочку, а вот израсходовать все резервы очень даже просто. И  сейчас мы наблюдаем как раз за этим. Создается искусственный спрос на потребительском рынке, при этом внятных объяснений, как будут компенсироваться налоговые потери, нет. Достигается временный эффект активизации экономики, но проблема безнадежных долгов продолжает расти как раковая опухоль.

В результате чего уже совсем скоро, к августу-сентябрю (в августе все экономические показатели падают, из-за снижения деловой активности, в результате чего обнажаются потери компаний, и в сентябре компании просто уже не возвращаются к работе, признавая свое банкротство), мы получим вторую волну кризиса. А в этом момент государства окажутся не в состоянии оплачивать выполнение собственных функций.  Вторая волна кризиса окажется сильнее, не только из-за нарастания массы просроченных кредитов и, соответственно разорившихся предприятий, но из-за того, что государства не смогут платить зарплаты бюджетникам, и выполнять свои прочие финансовые обязательства. Из-за чего потребление упадет ещё сильнее, а отток частных вкладов станет ещё больше, и тем самым усугубит кризис финансовой ликвидности. Если, конечно, правительства не включат печатный станок (что невозможно для стран Еврозоны), что может привести уже не к кризису, а к коллапсу национальных экономик. Это ударная волна кризиса вновь докатится до Китая, приведя к банкротству уже тех предприятий, которые прокредитовала китайское правительство после первой волны банкротств. Китай станет потреблять ещё меньше нефти и цена на нефть упадет ещё сильнее.

Настоящий кризис для стран экспортеров нефти начнется, когда цена на главный энергоноситель современности упадет ниже 10 долларов за баррель. В этой ситуации арабские инвесторы перестанут покупать акции западных компаний, что приведет к усилению обвала фондового рынка, который вновь разгонится в августе-сентябре этого года, и низшей точки фондовые индексы достигнут только к концу 2010 года. Кроме того, государства лишатся возможности выпускать новые долговые обязательства, те, кто их сейчас покупают, начнут их сбрасывать, чтобы пустить деньги на преодоление собственных кризисов.

В такой ситуации окажутся в выигрыше те страны, которые сейчас сохранят ресурсы. Потому что в условиях кризиса, а точнее вызванного им обвала цен на сырьевые товары и рабочую силу, очень легко профинансировать инфраструктурную революцию. Также как провести её через парламент и местные легистратуры, как способ предоставления временного заработка гражданам, потерявшим из-за кризиса работу. В такой ситуации прекращаются дискуссии о недопустимости отчуждении общественных и частных земель и экологических издержках, которые так мешают развитию в благополучный период.

Главное содержание инфраструктурной революции для США, я уже назвал, это массовое строительство АЭС. Кроме того, это создание сети электроавтозаправок между городами, а не как сейчас в городах, где они не нужны, потому что электромобиль подзарядить можно и от обычной розетки. (Очевидно, это та же зеленная показуха, из-за которой финансируются бессмысленные (убыточные) ветровые и солнечные электростанции, когда главное показать населению заботу о природе, а не изыскать средства на реальное решение проблем, для чего надо сократить непроизводительные расходы государства, на которых кормится многочисленное чиновничество). Кстати, инфраструктура электроавтозаправок в Израиле уже создана, так что уже есть страны готовые к новой экономике.

А для всего мира главным выводом из кризиса должно стать понимание того, что государство не может заниматься всем. Попытка заботится обо всем, как мы сейчас видем, привело многие государства к банкротству. Поэтому государства должны вернуться к тому, чем занималось всегда. К строительству дорог, связывающих производителей и потребителей товаров, и к защите от разбойников купцов, везущих по этим дорогам на базары свои товары. В 21 веке такими дорогами стали инфокоммуникационные магистрали, вот их государства и должны строить. Так же как развивать доступность Интернета, в частности WiMax, как самой перспективной технологии. (По такому пути уже идет Индия). Также государства должны защищать финансовые операции в Интернете (а не бороться с незаконным контентом, как это происходит сейчас), чтобы потребители не боялись покупать товары в Интернете, а производители могли продавать свои товары по всему миру. В новом мире лидером будут те страны, чьи товары будут доминировать на виртуальных «базарах», а не просто с самым большим производством.

Естественно, безопасность транзакций в Интернете это проблема не одного государства, а всего мирового сообщества, но только та страна, которая сможет раньше других перевести большую часть финансовых и торговых операций в киберпространство, привлечет покупателей со всего мира. И для этого необязательно, чтобы товары выпускались именно в этой стране, опыт ОАЭ показывает, что для того, чтобы стать международным базаром, достаточно просто создать благоприятные условия и удобную инфраструктуру для бизнеса. А считать, что США уже выиграли эту битву, пока преждевременно, американская интернет-торговля, рассчитана на тугие кошельки самих американцев, тогда как будущие за теми, кто в Интернете развернет массовую торговлю дешевым товаром. То есть, при высокой безопасности коммерческих операций в Интернете, они не должны быть дороже оффлайновой торговли. И это скорее Индия с её развитой и дешевой IT-инфраструктурой, чем США с её дорогими IT-специалистами.

А вот тяжелее всех придется тем странам, которые привыкли жить только за счет собственных недр. Разумеется, сильнее всех проиграют  нефтеэкспортеры, но это будут отнюдь не государства Персидского залива, потому что себестоимость их нефти позволит им и дальше продолжать ввести паразитический образ жизни. Только они больше не смогут скупать предприятия, а уже скупленные будут вынуждены продать или обанкротить, потому что они не обладают интеллектуальным ресурсом, чтобы ими управлять, а тем более развивать. Тоже самое с госдолгами западных стран, крупными держателями которых они стали, на мой взгляд, суверенные дефолты крупнейших европейских стран практически неизбежны, а поэтому этих денег они уже не увидят. Но сильнее всех из стран, живущих за счет нефти, проиграет Норвегия, потому что она единственная из таких стран умудрилась стать банкротом.

Что же до того, кто выиграет от перехода на новую энергетическую структуру мировой экономики, то это Боливия, где сосредоточены основные мировые запасы лития – металла, которого потребуется в огромных количествах для аккумуляторов электромобилей. Это Австралия с её огромными месторождениями урана, так сказать, новая Саудовская Аравия. И Казахстан, который благодаря малому населению и второму месту по запасам урана в мире сможет, наконец, осуществить свою величайшую  мечту – стать новым Кувейтом. Правда, долгой эта сказка не будет – технологии, которые придут на смену урановой энергетики, уже сейчас активно развиваются…

Дмитрий Щёлоков

5 мая 2009 года

см. 1 частьсм. 2 частьсм. 3 часть


Вне приделов блогосферы (в информационных, аналитических, рекламных и развлекательных сайтах и в иных сетевых и несетевых СМИ), а также в блогах организаций (любых юридических лиц, общественных, коммерческих или государственных учреждений или объединений), а также в блогах сообществ, без моего разрешения и выплаты гонорара, публикация, размешенных в данном блоге статей, запрещена. Публикация в частных блогах разрешена только при наличии ссылки на блог автора https://78ds.wordpress.com

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s