Миллиардер из трущоб

Posted: 06.06.2009 in Мировая экономика
Метки: , , , ,

см. 1 частьсм. 2 частьсм. 3 часть

Почему Индия одолеет Китай. Каким будет мир после Глобальной депрессии. Часть 1

Очень русские либеральные публицисты любят порассуждать про то, что Китай сделает всех. То, Пионтковский нафантазирует как Китай поглотит Тайвань. То вот теперь, Латынина заявила, что Китай это единственная рыночная экономика в мире, и после кризиса он станет первой державой в мире. И если рассуждение господина Пионтковского можно объяснить незнанием структуры современной экономики и того места, которое Тайвань в ней занимает. Ну что тут поделать, не экономист он и не IT-специалист, чтоб понимать, что Тайвань это крупнейшая экономика современного мира. Да и мыслит  Пионтковский в категориях «у кого армия больше». То в случае с госпожой Латыниной всё несколько сложнее, она вопрос знает, и аргументирует свою позицию изящнее, с помощью китайского термина шуй-ху-чжуань, который в древности обозначал благородных разбойников, а в 21 веке, китайские гаджеты, сделанные под марками ведущих вендоров. Вот я и решил им объяснить, как же на самом деле устроена современная экономика, и у кого оказались ключи от будущего, дверью, в которое и станет начавшаяся Глобальная депрессия.

Китай это и в правду глыба, особенно на фоне России. И предостережение о том, что он может оттяпать азиатскую часть России, не выглядят фантастикой, уже воевали, так что опыт имеется, и демографическая давление Китая на малозаселенную Восточную Россию это данность, с которой приходится считаться, также как и то, что Кремль своей экономической политикой разоряет Сибирь и Дальний Восток. Но одно дело тягаться с беспомощным северным соседом и обыгрывать в политический преферанс его продажных руководителей с их предательским курсом на заигрывание с военным и экономическим гегемоном материковой Азии, ради противостояния так называемому «однополярному миру» с его столь ненавистными кремлядям «общечеловеческими ценностями». И совсем другое дело соревноваться со странами, которые уже опередили Китай в построение так называемой «постиндустриальной экономики». Я собираюсь объяснить, почему Китаю в его нынешнем виде их не догнать.

Давайте рассмотрим всех участников гонки. Естественно главный игрок это США. На их стороне лучшее в мире фундаментальная наука и R&D, точнее большая их часть от вообще существующих в мире, а это и есть главный ресурс «постиндустриальной экономики». (Давайте заменим этот глупый термин, предполагающий как бы полный отказ от промышленности, на адекватное определение «интеллектуальная экономика»). Одного этого довода было бы достаточно, чтоб сказать, что соперников у Америки нет, но у Штатов есть очень неприятный пассив – совершенно неподъемный национальный долг и необходимость ради выхода из кризиса залазить в ещё больший долг, в том числе и к Китаю. И, тем не менее, США останется мировым лидером на обозримую перспективу (до следующего кризиса, то есть лет на 10-20), потому что Америка это пока ни только крупнейший в мире инвестор, но и крупнейший в мире потребитель, от самочувствия которого зависят все остальные страны мира.

Как бы не убеждала Латынина, что правительству Китая легко будет заместить экспорт в США внутренним потреблением, вещь это абсолютно не подъемная. Для этого надо большую часть крестьян превратить в горожан, что может и произойдет, если сельчане побегут в город, спасаясь от голода в своих деревнях. Но это будет означать революцию, потому что обеспечить работой всех вновь пребывших будет невозможно, потому что хоть в Китае пока и много денег, но не настолько много.

Так что пока мир может спасти только Америка, но это будет её лебединая песня – Америка вложит в выход из Глобальной депрессии деньги, которая некогда не сможет вернуть, так что банкротства США это только вопрос времени, и преодолением кризиса она только приблизит этот момент. Так что интересно, кто будет после Америки.

Главный претендент, это величайшая хардверная держава современности – Тайвань. Страна, землетрясение в которой приводит к подорожанию компьютеров во всем мире. Если Вы купили в наши дни какую-нибудь вещь, то она, скорее всего, произведена в Китае, если Вы купили компьютер (или какой-нибудь высокотехнологичный гаджет), то его внутренности обязательно сделаны в Тайване. Поэтому нет ничего странного, что у этой страны огромные золотовалютные резервы, наверняка самые большие в мире на душу население. И соответственно денег Тайваню хватит не только, чтобы пережить Глобальную депрессию, но и чтоб произвести модернизацию экономики, хотя это звучит и странно, ведь цель реформ в США стать похожими на Тайвань по структуре промышленности и экономической инфраструктуре. Так чего же ещё хотеть Тайваню?

Тайвань мог бы как Китай и арабы вложится в Америку, и стать её хозяином, потому что в отличие от ширпотребных и нефтяных богачей, у него есть ни только деньги, но и менеджеры, которые могут руководить этой экономикой. Но он не следует их примеру. Арабы вкладывают деньги в Америку, потому что им больше некуда их инвестировать, и они стараются активировать американскую экономику, чтобы потребность в нефти не сокращалась. А китайцы вкладываются в Америку, потому что от экспорта в Америку зависит большая часть китайской экономики – таким способом они спасают собственную экономику. Тайвань же решил пойти своим путем – инвестировать в себя, из производителя комплектующих он собирается превратиться в производителя готовых высокотехнологических товаров. То есть отобрать эту роль у Южной Кореи. (Эта роль давно уже, где-то с 90-тых годов 20-ого века, не принадлежит Японии, которая сейчас не великая технологическая, а великая финансовая и автомобильная держава).

Великая OEM-держава хочет стать просто великой державой, чтоб не часть, а все деньги в мире доставались Тайваню. И я нисколько не сомневаюсь, что Тайвань выкинет с рынка Южную Корею и займет, то место, которое сейчас в клубе великих стран занимает Япония. Но не стать Тайваню новой Америкой, потому что, ни только фундаментальная наука, но даже R&D там уступают той же Японии. Тайвань  это страна с самой высокой производственной культурой в мире, позволяющей ему производить то, чего не могут другие передовые страны, но он не создатель технологий, он только их реализатор.

Соответственно ещё один претендент на место Америки это Южная Корея. Но говорит я здесь буду также и о Японии, что и понятно, Южная Корея на наших глазах, начиная с 80-тых годов 20 века, проделала тот же путь, что прошла Япония после 2-ой Мировой войны, и фактически заняла её место в современном мире. И если с Японией, которая уже второе десятилетие не может вылезти из хронической стагнации, все понятно – она вне игры. Без слома корпоративной структуры государства ей не стать мировым экономическим лидером, пока слабых будут содержать сильные, сильные будут выводить из Японии не только производственные мощности, но и бухгалтерию своих компаний. А слома не произойдет, пока в Японии не произойдут политические реформы, пока в Японии сохраняется однопартийная политическая система, корпорации, которые её контролируют, так и продолжат паразитировать на инновационном бизнесе, который спасаясь от удушающего японского экономико-политического климата, будут становиться всё менее японским и всё более американским.

В Южной Корее дело вроде бы обстоит более благополучно. Там демонтированы мегакорпорации, и рынок находится в руках у инновационного бизнеса. Но к её слабым сторонам я бы отнес то, что южно-корейские компании слабее интегрированы с американскими вендорами, чем их тайваньские собратья по IT-бизнесу. И производят, соответственно, менее интеллектуальную (с меньшей добавленной стоимостью, более подверженную конкуренции со стороны того же Китая), в сравнении с ними, продукцию.

Ещё один наметившейся претендент на экономическую корону Америки это Израиль. В отличие от Тайваня его инновационный бизнес не зависит от США, Израиль стал второй по значимости в мире площадкой для старт-апов в IT-бизнесе после Силиконовой Долины. И более того, в одном, возможно ключевом для 21-ого века, направление вырывающийся вперед, а именно в биотехнологии. Что и понятно, Израиль это, очевидно, страна с самым высоким интеллектуальным уровнем населения. Но в Израиле война, и конца ей не видно, поэтому на серьезные инвестиции ему рассчитывать не приходится, а своих денег, как бы это парадоксально не звучало, в Израиле нет, потому что война. Очевидно, мир в Израиле таки наступит, но случится это, может, через 5, а может через 10 лет, и только тогда Израиль сможет начать участвовать в гонке за мировое лидерство, а пока он вне игры.

Другой темной лошадкой гонки за мировое экономическое лидерство является Объединенные Арабские Эмираты. И дело тут вовсе не в том, что там сооружаются самые высокие в мире небоскребы и на конвейер поставлено создание искусственных островов. ОАЭ стало мировым торговым центром – таким своеобразным общепланетным гигантским дьюти-фри, и как не удивительно это звучит, одним из крупнейших в мире центров (очевидно, контрабандным) по сбору потребительской электроники. Да, это, конечно, далеко не Китай по валу, не Тайвань по интеллектуальности, не Южная Корея по наличию собственных брендов, и не одна из выше перечисленных стран по наличию собственной инженерной и дизайнерской мысли или собственной промышленности, но при этом, в своем купеческо-мануфактурном стиле ОАЭ сумела вступить в 21 век, чего не сделали ни только другие арабские страны, что и понятно, но и большинство европейских стран, вполне надо сказать индустриальных – вот уж воистину постиндустриальная страна.

Ну и наконец, главный герой этой статьи – Индия. Индийцев принято считать неграми IT-бизнеса, типа они выполняют самую грязную, в смысле дешевую – в смысле много и за гроши, работу в софтверной индустрии. Но это в корне неверно, ведь не с неба упало то, что Индия стала мировым лидером в IT-аутсорсинге, в целом, и в оффшорном программирование, в частности. В Силиконовой Долине не просто много индийских программистов, там хозяевами большинства компаний являются индийцы, в результате чего самой богатой этнической общиной США стали именно они. Так что индийцы это не негры, а еврей 21-ого века. И как настоящие евреи они сокращают издержки, переводя производство в Индию. А уж затем в Индию тянутся все остальные, потому что там создана самая дешевая и самая развитая в мире инфраструктура для оффшорного программирования, в частности, и IT-аутсорсинге, в целом.

Но одним программирование лидером не будешь. Кто контролирует дата-центры, тот контролирует мир. А пока дата-центры контролирует Google, и большинство дата-центров у него находится в США, а отнюдь не в Индии. И, похоже, переводить свой бизнес в Индию Google не собирается, хотя и обязан своим именем и первоначальным вложением индийцу. И вот тут пора порассуждать, почему миллиардная Индия сможет сделать то, чего не сможет полуторомиллиардный Китай. Но сначала надо сказать о самом Китае.

Что представляет собой промышленность Китая? Это выведенные из Америки, Европы, Японии и Тайваня, ради экономии на рабочей силе и перевооружении производства, предприятия. Вся сила китайской промышленности в дешевой и трудолюбивой, что не всегда совпадает, рабочей силе. То есть по сути это законсервированные предприятия 20-ого века.

Конечно, есть там и предприятия 21-ого века, в частности производство телефонов. И вот благодаря тому, что в этом деле китайская инженерная мысль пошла дальше создателей оригинальных гаджетов, выпуская на рынок дешевые и, зачастую, более функциональные телефоны, госпожа Латынина делает вывод, что китайцы сделают весь остальной мир. Но нарушения патентов, которое имеет в виду уважаемая публицистка, явно не достаточно для прорыва. Шуй-ху-чжуань это действительно выдающееся явление, и вовсе не потому, что это наглое нарушение прав на интеллектуальную собственность, как раз наоборот, именно оригинальность китайских гаджетов, не смотря на их низкое качество, но это вещь проходящая, вызывает уважение.

Но вот только это ни разу не продвинутые вещи, это паразитирование на созданных другими технологиях. Чтоб создавать свое – надо иметь собственное R&D. Почему его нет? Потому что нет тех, кто может профинансировать создание научно-исследовательской базы. Так что чушь говорит Латынина про «единственную в мире рыночную экономику». Почему в Индии создается самый дешевый в мире автомобиль? Потому что индийские бизнесмены не боятся ориентироваться на собственный рынок. А почему? Потому что там власть не принадлежит коммунистам.

Узурпировавшая власть в Китае клика не позволит появится собственным миллиардерам, потому что они захотят быть независимыми от коммунистической партии – они захотят демократии, сами участвовать в политической жизни страны, влиять на неё. Поэтому китайская экономика сейчас представлена иностранными предприятиями, мануфактурами, часто в сельской местности – вдали от власти, и предприятиями ориентированными на экспорт. Экспорт это поступление в бюджет страны, то есть база для роста национального могущества – могущества правительства. А доходы от внутреннего рынка очень сложно контролировать государству. Поэтому китайские коммунисты всячески поддерживают экспорт и иностранные инвестиции, но боятся становления внутреннего рынка, потому что боятся альтернативного центра влияния на китайское общество.

Правительство Китая скорее отдаст внутренний рынок иностранным бизнесменам (что оно и делает), которым все равно, что происходит в Китае, чем даст доминировать на внутреннем рынке собственному частному сектору. Почему страна, где производятся практически весь ширпотреб в мире, не имеет не одного миллиардера не только в первой сотне, а даже во второй? Просто китайские бизнесмены не доверяют китайским коммунистам. А пока нет легальных миллиардеров, нет и проектов, типа индийского Tata Nano, их просто некому официально финансировать. Так что китайский рынок сверхдешевых автомобилей достанется индийским машинам.

Конечно, Tata Nano не перевернет мир, это не инновационный проект – это не электромобиль, это автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, поэтому это проект не прорвется на рынки развитых стран, да и вряд ли он проживет больше 5-10 лет. Но это просто яркий пример амбициозности, а в данном случае просто-таки пассионарности индийского бизнеса. Но дело не только в бизнесе, который готов вкладывать деньги в национальную экономику, и которому есть что вкладывать. Дело ещё и в том, что в отличие от шуй-ху-чжуань, которые является креативным перерождением западных технологий, индийцы сами принимают участие в создании новых технологий.

Когда мы говорим об Индии, мы думаем о трущобах Мумбаи, когда про Китай, думаем о небоскребах Шанхая. И это не только результат того, что Индия это открытая страна, а в Китае царит цензура и показуха. В Индии и вправду царит нищета, которой в Китае и в помине нет, и это не следствие того, что произошло с этими странами в 20-том веке, это следствие культурной, и даже религиозной разницы между этими странами. И это главный пассив Индии, ей предстоит преодолеть нищету ни просто как социально-экономическое, но и как мировоззренческо-культурное явление.

Преодоление нищеты это принципиальный вопрос, потому что нищий потребляет только еду, тогда как современной экономике нужны, прежде всего, потребители интеллектуального продукта. И только имея мощное внутреннее потребление можно рассчитывать на экономическое лидерство. Но экономика, построенная на кредите, рухнула в 2008 году, причем сразу с двух сторон – рухнуло и потребительское и производственное кредитование, то есть на ближайшие 5, а возможно и 10, лет о кредите придется забыть. То есть придется рассчитывать только на внутренние резервы, вроде бы в этом Индия проигрывает Китаю. В этой связи, про европейские страны я даже не стал вспоминать в этой статье, именно потому, что они практически все банкроты. Но деньги в современном мире ничто без маркетинговых и технологических идей и возможности их реализовывать.

Да, идеи тянутся к деньгам, но китайские деньги для идей как яд, потому что Тибет, потому что Тяньаньмэнь, а главное цензура, вещь, от которой интернет-бизнес шарахается как от проказы. Вы скажите, Интернет это семечки – кроме Google нет и не предвидеться компаний, которые способны зарабатывать на нем серьезные деньги, и это, конечно, правда, но Интернет это среда распространения предпочтений. Люди в современном мире покупают прогрессивные вещи, только если они заслужат положительную репутацию в Интернете, я бы это назвал тенденцией iPhone. Без присутствия в Сети нельзя продвинуть на рынок принципиально новый товар. Именно поэтому, несмотря на постановления Партии и Правительства Китая о том, что Китай должен в течение трех лет завоевать лидерство в производстве электромобилей, этого не произойдет – сами китайские коммунисты отрезали китайский электроавтопром, которому ещё надо родиться, от потенциальных потребителей, которые уже в Интернете зафанатели на электромобили Tesla Motors.

Электроавтопром должен стать тем локомотивом, который вытянет мировую экономику из Глобальной депрессии и именно та страна, которая завоюет первенство в этой отрасли, станет главной державой мира. Пока очевидного лидера выбрать сложно, но победит тот, кто предложит народный электромобиль, то есть удобную машину дешевую при покупке и в эксплуатации. А самый дешевый электромобиль в мире собирается выпускать индийская компания. Конечно, к этому можно относиться с иронией, но опыт Tata Nano показывает, что и Tara Tiny вполне может состояться. Правда, в этом проекте участвуют китайцы, но это уже становится тенденцией – идей генерируют в свободных странах, а производственные мощности, а теперь и инвестиции получают из Китая. А что до продвинутых автомобилей, то тут явно впереди Америка, конечно, если Япония не подсуетиться. Показательно, что Европа собирается ликвидировать отставание в электроавтогонке с помощью Израиля, а в самом Израиле реализуют электроавтопроекты с участием китайцев.

Как в Китае, так и США электромобили на правительственном уровне  называются основным способом решения экологических и энергетических проблем, и им выделяется государственная поддержка, а в это время в Индии уже налажен выпуск массового серийного электромобиля Reva. Конечно, он низкотехнологичен, а локомотивом может стать только продукт, который задействует максимальное количество отраслей промышленности, а главное самые наукоемкие её сектора. Не случайно основным инвестором нарождающегося электромобилестроения в Америке, да и в мире является Google. Уже сейчас началась битва за то, какая операционная система будет стоять в электромобиле, то кто продвинет свою систему, будет контролировать весь сектор услуг для электромобилей. Представить, что свое веское слово в программном обеспечение может сказать Китай, я, честно сказать, не могу, также как не могу представить, что это дело обойдется без участия Индии. Так что как не крути, а дверь в будущие находиться где-то в трущобах Мумбаи, в которых очередной индийский гений начал изучать языки программирования…

Дмитрий Щёлоков

13 апреля 2009 года

см. 1 часть | см. 2 часть | см. 3 часть


Вне приделов блогосферы (в информационных, аналитических, рекламных и развлекательных сайтах и в иных сетевых и несетевых СМИ), а также в блогах организаций (любых юридических лиц, общественных, коммерческих или государственных учреждений или объединений), а также в блогах сообществ, без моего разрешения и выплаты гонорара, публикация, размешенных в данном блоге статей, запрещена.  Публикация в частных блогах разрешена только при наличии ссылки на блог автора https://78ds.wordpress.com

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s